"Если..."

- Интернет журнал
Книга. "Вне времени"

Книга. "Вне времени"

Мысли...

Константин Панфилов https://vk.com/panfkon

Я начал замечать одну забавную вещь.
В общении с незнакомыми людьми порой мы бываем намного откровеннее, чем даже с самыми близкими.

****
1.
Почему Мы боимся.
Возможно потому, что нам будет стыдно, над нами будут смеяться. Потому, что мы получим


Акула в черном небе

Дмитрий Федюшин

1.

Как только мне попал в руки листок с этим непонятным текстом, я тут же застыл. Мы распаковывали пакеты почты, которые прибывают к нам регулярно со всех городов Украины. Обычно там были лишь анкеты, заполненные посетителями супермаркетов на получение дисконтных карточек. Но вдруг из очередного пакета, подписанного уже не помню каким городом, я выудил сложенный вчетверо, засаленный листок бумаги. Отложил анкеты, развернул и моему взору предстал, написанный от руки, сплошной текст весьма необычного содержания. 


Глаза Вселенной.

Дмитрий Федюшин

Паранойя. Мания преследования. Есть еще несколько терминов, которыми характеризуют эту болезнь. Я бы не сказал, что так уж сильно ей подвержен. Бывают люди, которые настолько от нее страдают, что им требуется помощь психиатра. Я был не из таких и вполне понимал, что страха в мире больше, чем его причин. И все же подобные мысли приходили мне в голову достаточно часто, и порой были такими яркими, что их так просто не вытравишь. Чаще всего они посещали меня вечерами, когда я поздно возвращался домой после очередной попойки или просто гульки на улице. И что самое интересное - иногда мои опасения оправдывались. Нет, на меня никто не выскакивал с ножом из-за угла. Но, как-то раз,


О высказанной мысли

Что, в конечном итоге, высказанная мысль? Мысль, блуждающая в темных глубинах разума, плывущая по ассоциативному потоку, дает лишь смутные намеки и возбуждает фантазию, в поисках хоть какой-нибудь трактовки. Она первозданная и необузданная, многолика и, по сути, бесконечна. Мысль влечет своей таинственностью и пробуждает желание понять, охватить целиком. Но, как только я ее выскажу, она обретет четкое значение, но и, соответственно, границы, за пределы которых ей теперь не выбраться. Все остальные предполагаемые трактовки, проблески которых мелькали изначально, теперь невозможны. Такое одомашнивание дальних полетов в подсознание - неизбежно, поскольку мы всегда стараемся чему-то неизведанному придать знакомые черты.