"Если..."

- Интернет журнал

Меня уже не существует

 

Дмитрий Федюшин

1

 

Сегодня мой рост – 152 сантиметра. Это на 4 сантиметра меньше, чем вчера и на 7, чем три дня назад. Значит, процесс снова ускорился.

Теперь уже сложно определить, с чего все началось. Стоит ли полагать точкой отсчета, когда я обнаружил, что мой рост составляет 175 сантиметров, в отличии от моих обычных 180, и окончательно осознал, что что-то происходит? Или же началом можно считать первые аномалии, которые стали происходить вокруг меня? Которым я сперва не придал значения и лишь постфактум приписал их к данным обстоятельствам. А может, все началось еще раньше, с каких-то не заметных для меня деталей и предпосылок? Может и так. Сейчас, находясь в водовороте складывающейся ситуации, я не в состоянии ответить наверняка.

Я подошел к окну на кухне – место, в котором я провожу большинство времени в последние дни.

«Как мой покойный дед перед смертью» ­– подумал я и усмехнулся.

Я осмотрел стекло, особенно углы между дряхлыми рамами, где собрался мусор. Раньше я не замечал, какое оно грязное, и вообще не отличался педантизмом. Впрочем, как и большинство мужчин, ведущих расхлябанный, холостяцкий образ жизни.

– Давно надо было поменять на евро-окна, – продолжая оглядывать стекло, сказал я вслух, словно старый хозяин, для которого эти бытовые детали действительно имеют значение.

На самом деле я всегда плевал на все это. Благоустройство ради жизни, накопление вокруг себя разных предметов, которые якобы должны вселять тебе уверенность и счастье. Но по сути они делают тебя заложником определенного уровня и формата жизни. И вдруг становится страшно возвращаться назад. Уже кажется, что эти предметы стали частью твоей души, олицетворяя целый ее пласт, на котором они срослись со многим другим. Но ведь это всего лишь вещи, которые существуют отдельно от тебя.

Лично я не был подвержен ни положительному, ни отрицательному их влиянию. И не потому, что в своей снобистской слепоте считал себя созданным для более высоких идей, наоборот, я думаю, что умение видеть красоту в абсолютно разных вещах – это необыкновенный дар. Просто у меня не было такого контакта с предметами, я не замечал их, они не замечали меня и не околдовывали своими чарами.

«Да и что, в конечном итоге, все эти предметы?» – подумал я, оглядывая кухню.

Что они должны значить? Неужели, когда человек их покидает (навсегда или на время), они вбирают в себя частичку его души? Нет, разве что так кажется другому человеку, у которого определенная вещь ассоциируется с прежним владельцем, но этот контакт иллюзорный, поскольку складывается только в его восприятии. А сами предметы остаются глухи и безучастны.

Вот еще из-за такого отношения я поначалу не особо обратил внимание на первые аномалии, когда у меня стали пропадать вещи. Ручки, листки с планируемыми делами на рабочем столе (у меня была большая страсть все записывать), моя футболка, один раз даже пропала книга, которую я читал. К тому же, это коснулось не только меня. Пару раз ко мне подходили сотрудники, спрашивая: не видел ли я что-то ихнее. А однажды, на следующий день после того, как я заезжал к маме в гости, она позвонила и сообщила, что невероятным образом исчезла чашка, из которой я всегда у нее пью. Не разбил ли я ее и не выкинул ли втихую осколки? Я ответил, что конечно нет.

Разумеется, у всех нас бывают моменты, когда что-то личное пропадает невесть куда, но в моем случае это была просто напасть, которая продолжалась недели две. И когда я даже провел линию между этими частными происшествиями, то лишь посмеялся, что такая «вакханалия вокруг творится», абсолютно не ощутив угрозы.

Сейчас, когда я уже соединил эти обстоятельства со всем последующим, мне кажется, что некая сила, метившая в меня, не нарочно заставляла исчезнуть эти предметы. Забирала их куда-то. Она словно не могла сфокусироваться, совершала ошибку за ошибкой, пока наконец не набрела на цель.

Куда девались эти вещи? Почему это происходит? Я не знаю. Это настолько странно, противоестественно. Я уже много дней бьюсь над разгадкой своей кошмарной трансформации, часами просиживаю перед окном, хожу из угла в угол по кухне, иногда даже наматываю круги по всей квартире. Мои глаза бороздят паркет и линолеум, стены и мебель, и я упорно размышляю, но… я не знаю.  

 

 

2

 

– Слушай, что-то ты сильно похудел, – сказал Влад.

Мы расположились на скамейке, недалеко от моего дома. Я пил сидр, он – слабоалкоголку.

Вечер выдался очень теплым и заново привнес дыхание лета в увядающую октябрьскую природу. А во мне всколыхнулось желание увеселений и громких вечеринок, какое обычно посещает меня весной. Но я ограничился встречей с другом.

Он сидел на скамейке, а я стоял напротив него и курил, и возможно, именно потому он так хорошо это разглядел.

– И как будто стал пониже, – добавил Влад, в недоумении меня рассматривая.

­– Пониже? – удивился я.

И вот тут я впервые ощутил, что что-то происходит. Мне стало не по себе, словно холодные пальцы незнакомца опустились сзади на шею. Весь мой романтический настрой, навеянный прекрасной погодой, мигом развеялся.

Я вспомнил, как сегодня с утра, собираясь на работу, вдруг обратил внимание, что подвесная полка с моими книгами, на которую я часто поглядывал, как будто ушла вверх по стене. Нет, как будто я смотрю на нее с другого ракурса… чуть ниже, словно согнув колени, хотя я стоял в полный рост. Из-за утреней спешки эта странность быстро покинула мои мысли. И хотя на работе я несколько раз испытал нечто подобное, я, опять-таки в спешке, приписал это тому, что сильно сутулюсь, и старался держать спину ровнее. Теперь все эти мелкие впечатления вернулись леденеющими каплями.

По приходу домой я тут же померил свой рост: стал спиной к лутке двери, отметил карандашом над головой и отмерил рулеткой. Рулетка показала 175 сантиметров. Я несколько раз перепроверял, но результат оставался прежним. Непостижимым образом я стал ниже на 5 сантиметров.

Утром, только встав с постели, я сразу же повторил этот обряд. Рулетка показала 173 сантиметра.

В этот день произошла еще одна странность, которая при иных обстоятельствах не оставила бы такого неприятного следа. Но сейчас я не мог избавиться от ощущения мистической связи всего происходящего, даже тех деталей (теперь я это понимаю), которые отношения к делу не имели.

Я шел с работы и заметил, что навстречу мне идет знакомый. Мы давно не виделись, к тому же за те много лет, что друг друга знаем, мы лишь один или два раза пили вместе кофе, общаясь с глазу на глаз, и несколько раз находились в одной компании. Однако всегда вежливо здоровались, порой даже интересуясь, как у кого дела.

Я увидел его еще из далека, но он, кажется, меня не замечал. Подойдя близко, я по-товарищески улыбнулся и протянул руку, чтобы поздороваться. Он наконец обратил на меня внимание и протянул руку в ответ, но сделал это как-то механически, а на лице застыло легкое удивление.

– Привет. Как поживаешь? – спросил я добродушно, принимая неуверенное рукопожатие.

Я все еще считал эту заминку случайной, не особо в нее вдумываясь. И хоть я был в мрачном замешательстве после открытия ситуации с ростом, стандартная маска приветливости автоматически прилипла к моему лицу.

– Привет… Да ничего, отлично, – ответил приятель, все более выражая недоумение.

– Ты что не узнаешь меня? ­– усмехнулся я.

– Э-э-э…

– Я – Дима, мы с тобой сто лет знакомы.

Я еще улыбался, но внутри у меня все сжалось. Мне вдруг пришла в голову безумная мысль, что я стал не только ниже ростом, а и переменился во внешности. Что со мной произошла невероятная трансформация, из-за которой меня теперь не узнают люди. Давно ли я смотрелся в зеркало? Как я сейчас выгляжу?

Неожиданно мне захотелось бежать домой, чтобы скрыться от чужих глаз и поскорее увидеть свое отражение. Почему-то мне стало неловко перед знакомым, хотя, при ином раскладе, это ему должно было быть неловко, что он меня не узнает.

Он, между тем, внимательно вгляделся в меня, пытаясь вспомнить. Вдруг его глаза прояснились.

– А, Дима! Привет! – Он снова пожал мне руку и сердечно ее потряс. – Я что-то… переработал наверное.

Затем он еще раз пристально посмотрел на меня и сказал:

– Ты как-то по-другому выглядишь. Похудел или что?

Я уже не был таким приветливым, поскольку не мог полностью скрыть неприятных чувств, бушующих у меня внутри. Мы неуверенно обмолвились парой слов и разошлись каждый в свою сторону.

Дома я долго рассматривал себя в зеркале и пришел к выводу, что никаких изменений в моей внешности не произошло, если не считать того, что я стал меньше. Да, теперь это было очевидно, я не просто похудел, а уменьшился в размере.

Я учащенно дышал с приоткрытым ртом и буравил глазами отражение. Я чувствовал, как во мне, словно раскаленный сгусток, зреет приступ паники. Но, несмотря на мое состояние, которое походило на хрупкий деревянный мост, нависший над пропастью, я понимал, что знакомый не смог бы меня не узнать только поэтому. Случившихся изменений недостаточно, ведь мой облик остался прежним, а он действительно растерялся и не мог меня вспомнить.

«Должны быть еще какие-то причины, о которых я пока не знаю» – думал я, ощущая потусторонний страх.

Вскорости мои подозрения подтвердились и эта ситуация усугубилась.

 

 

3

 

Я сидел возле окна на кухне и пытался вспомнить сон. Восстановить малейшие детали, заново их прочувствовать, чтобы докопаться до сути.

Я находился в глубоком бесконечном космосе и всецело ощущал благоговение и трепет перед колоссальной и всеобъемлющей пустотой, сомкнувшейся вокруг меня. Также я ощущал полную невесомость. Очевидно, настолько, насколько мог себе это представить, поскольку я в невесомости никогда не бывал. Все чувства обострились и, как это часто бывает во сне, я испытывал их ярче, чем вероятно испытал бы в реальности, поскольку случись это в реальности, мои эмоции бы усложнились и рассыпались на осколки оттенков. Во сне, так же, как и в наших представлениях о каком-то событии будущего, чувства – это концентрат, а в жизни они размазываются по бытовым деталям, словно масло по бутерброду.

Помнится, во сне я даже подумал, что ничего подобного никогда в жизни не ощущал. Что, хоть я всегда по-дилетантски увлекался космосом и не раз пытался представить его безграничные просторы, это ощущение стократно сильнее всех моих воображаемых экспериментов. Оно было настолько полным, словно я шагнул за пределы своего тела и сознания, действительно оторвался от земли, оставив там все ограничители. Разве может бодрствующее сознание вместить в себя понимание такой пустоты?

Далее впереди я видел звезду. Яркое белое сияние с синеватым ореолом скрывало ее физический размер, но я понимал, что это сама звезда. Что наблюдаю не только свет, от нее исходящий, что она действительно близко, поскольку я видел небольшой диск, а не просто точку. И звезда затмевала своим сиянием другие светила вокруг себя.

Мне случалось смотреть в телескоп, и я испытал разочарование, когда понял, что невооруженным глазом мы видим не звезды, а только их свет. Я имею ввиду не то, что мы видим их спустя много лет из-за скорости света, а то, что с нашей позиции, вследствие удаленности, их размеры на самом деле гораздо меньше, чем сияющие точки, которые мы видим. То есть, если бы звезды не излучали мощный поток света, а только отражали его, как Луна, то мы бы их не смогли разглядеть, потому что их физические размеры были бы гораздо меньше даже тех мерцающих точек на нашем небосводе. В отличии, например, от Солнца, которое находится настолько близко, что мы имеем представление о его настоящих размерах, поскольку видим диск.

Но здесь я наблюдал саму звезду. Она зависла в пустом пространстве и вдруг я понимал, что вероятно нахожусь к ней ближе, чем к Земле. Я не оглядывался назад, не искал глазами Землю, меня сразу охватывал безотчетный страх. Я начинал ощущать, что, несмотря на невесомость, я плыву прямо к звезде. Медленно, но все же я двигался сквозь всеобъемлющую пустоту, потому что неведомая сила притягивала меня к ней.

Сила эта была ни на что не похожа. Я не видел и не понимал ее, но когда во сне я о ней думал, мне казалось, что я соприкасаюсь с чем-то инородным. Сознание отрывалось от оков привычного восприятия, и я начинал ее постигать. В ней все было настолько по-другому, с иными взаимосвязями, что закостенелый ум бодрствующего вряд ли будет способен этим проникнуться. Меня словно охватывали тайные прикосновения пальцев потустороннего и через них в меня проникала эта сила, и уже не казалась мне настолько чужой, будто миновал первый шок. Но как только я просыпался, все эти ощущения рассеивались, вытесненные насущной реальностью. И контакт с этой силой начинал казаться мне страшным, хотя я смутно помнил, что, когда я во сне уже с ней соединился, страха я не испытывал.

Бодрствуя я не раз к этому мысленно возвращался и пытался вспомнить, уловить те особые значения и понимание этой силы. Но передо мной словно стоял блок, не дающий мне проникнуть дальше.

Я помню, что за моим пониманием следовали какие-то умозаключения. Очень важные, очень особенные. Раз за разом после этого сна я пытаюсь воссоздать его во всех деталях, чтобы по последовательности прейти к этим выводам. Но вижу лишь табличку с надписью «мысль» на двери с матовым стеклом, за которым мелькают неясные силуэты.  

Также я не помню, происходят ли далее в этом сне какие-то события или он на этом заканчивается. События вообще дело второстепенное во снах. Они, в отличии от эмоций, наоборот более тусклые, размытые и легко перетекают из одного в другое, без соблюдения законов логики. Внешний мир конечно совершенно другой, его можно назвать логичным (хотя не стоит забывать, что логика, рациональность – это только слова, не существующие без нас, сами по себе, и обличают они лишь инструмент нашего понимания действительности), но воспринимаем мы его события довольно похоже, как и события в мире сновидений. Скачками, временами смутно. Ко всем пяти органам чувств добавляем воспоминания, ассоциации, размышления. Наше восприятие «теперь» всегда смешивается со знанием прошлого и мыслями о будущем. И хоть реальность развивается вокруг нас линейно с точки зрения времени, мы ее проживаем отрывочно, потому наше восприятие внешнего мира гораздо ближе к нашим снам, чем к самому внешнему миру. Только во сне мы закупорены внутри себя, а в жизни выходим на контакт с окружающим, но продолжаем пропускать все, стучащееся снаружи, через внутренние сенсоры.

Единственный вывод, который я сделал из этого странного сна, что я вижу его чаще, когда процесс моего уменьшения становится интенсивнее. Ведь он тоже проходит всплесками, бывает я за день-два стану ниже всего на полсантиметра, а порой теряю по 3-4 сантиметра в сутки.

 

 

4

 

Очевидно, сейчас происходит очередной всплеск, потому что я уже третью ночь в подряд вижу этот сон и мой рост сегодня составляет 145 сантиметров.

Я обнаружил, что у меня заканчиваются продукты. Сигарет еще было больше блока, то есть хватит на дней 12-15, а вот еды осталось всего на 2-3 дня. Значит, надо выйти в магазин и никуда от этого не деться. Хорошо еще, что денег хватает. Но в этот раз нужно запастись максимально, и не только провиантом и сигаретами, а и взять побольше алкоголя.

Совсем не хочется быть снедаемым желанием выпить, от нечего делать, от полной безысходности, но бояться выйти на улицу. И терзаться в этой дилемме, наматывать круги по всей квартире из-за такого пустяка, впадать в паническую ярость и разбивать позолоченную статуэтку коня, которую мне подарила мама в год Лошади. Совсем не хочется того, что было вчера, так что из этой вылазки необходимо выжать максимум. И похоже придется сцепить зубы, закрыть глаза на весь мир и сходить дважды, потому что мои «грузоподъемные» способности снизились с моим ростом.

Я будто глотал отраву, когда думал, как буду идти в магазин. Это преддверие сокрушало меня постоянно, и когда уже казалось, что я готов отказаться от данной затеи, я выплевывал отраву и наполнял себя циничным мужеством. Горьким, но бодрящим.

Неудивительно, что в прошлый раз я не скупился как следует, ведь я не знал на сколько времени нужно запасаться.

На следующий день после встречи со знакомым, когда он с трудом меня узнал, мой рост уже был меньше 170 сантиметров. Собираясь на работу, я обнаружил, что одежда висит на мне, как на вешалке. Рукава стали длиннее, плечи обвисли, словно на девушке, которая замерзла и накинула на себя куртку своего парня.

Я стоял перед зеркалом и разглядывал свой убогий вид, а внутри у меня все стягивалось в тугой пучок от страха и стыда, когда я представлял, что пойду вот так на работу. На самом деле тогда разница еще не была настолько большой, как мне казалось, просто конфуз и шок от моей резкой трансформации дорисовал размеры.

В лифте я встретил соседа и машинально поздоровался, а сам сцепил ладони перед собой, чтобы рукава не казались такими длинными. Он поздоровался в ответ и на его лице отразилось несколько неожиданных эмоций. Он меня явно не узнал, однако пару раз бросил вроде бы небрежный, но внимательный взгляд, словно никак не мог вспомнить – где и когда встречал меня раньше. От этого взгляда я похолодел, у меня вдруг возникло странное ощущение, что я оказался в совершенно чужом месте. И хотя я понимал, что в самом взгляде не было ничего, кроме обычного любопытства, этот кадр прочно засел у меня в голове и прокручивался снова и снова.

Добираясь на работу, я все ждал, что буду ловить на себе пристальные взоры всех окружающих из-за висящей на мне одежды и порой с опаской осматривался по сторонам. Но люди лишь несколько раз посмотрели на меня с интересом, и то в ответ на мои лихорадочные оглядывания. В остальное время окружающие, как обычно, были заняты самосозерцанием, своими мыслями, убиванием времени с помощью телефонов и суматошной спешкой, при которой внутри ничего не происходит, кроме шелеста пустоты.

По пути от метро до офиса я собрался с силами и позвонил своему товарищу-врачу. Он был рентгенолог, но обладал неплохими познаниями в медицине, и лучше посоветоваться сначала с ним. Как только он взял трубку я тут же выпалил, что творятся невероятные вещи, что, похоже, я уменьшаюсь, и выдал целую тираду обо всех тонкостях моего состояния. Он сперва меня не узнал, но я не обращал внимания на его смущение, заранее подготовившись к такой ситуации. Вскорости Коля меня вспомнил, но все равно по его ответам и реакции казалось, что за моим именем в телефонной книжке для него не скрывается почти ничего. Поначалу он внимательно слушал и задавал вопросы, но когда узнал все нюансы моего недуга, то стал смеяться и переводить все в шутку. Я возмущался и пытался вернуть беседу в серьезное русло, но встречал непробиваемую стену юмора. После он добродушно извинился, сказал, что ему надо бежать и пообещал перезвонить позже. Разумеется, никакого следующего звонка так и не состоялось.   

Я пришел в офис и сразу же направился к начальству. До зарплаты оставалось четыре дня, и я попросил выдать мне ее сейчас по чрезвычайным обстоятельствам, также сообщил, что мне срочно требуется уйти на больничный.

– А что случилось? – спросил шеф вполне участливо, без доли сарказма.

Его глаза неприятно ощупывали меня, взгляд был пытливым, но не холодным. Он был в замешательстве и похоже пытался понять, что же во мне изменилось.

Я сказал, что мне приписали один очень нехороший диагноз, о котором я предпочел бы умолчать. Точнее подозрение на диагноз и теперь нужно срочно сдавать анализы, обследоваться, и уже по результатам принять решение, как действовать дальше. Я держался естественно, без глупой наигранности, к тому же раньше за мной не замечали никаких хитростей. Болел я редко, да и взаимоотношения с начальником были хорошие. Он поверил насчет диагноза, ведь и сам заметил во мне что-то новое. Поэтому выдал зарплату и сказал:

– Как только что-то будет известно, сразу же сообщи.

Я взял деньги и вдруг захотел мигом бежать, пока еще мало кто меня видел. Но я тут же понял, что если стану спасаться бегством, то почувствую себя еще хуже. Потому что путь предстоял через мое рабочее место и через сотрудников, которых я вижу каждый день.

Проходя мимо них, я хотел было ограничиться словесным прощанием, но совсем рядом оказался сотрудник, с которым я хорошо общаюсь, и в итоге я пожал ему руку. А в связи с этим пришлось пожать руки уже всем. Кто-то задавал вопросы, но я обходился краткими общими ответами, потом сказал:

– У меня кое что по здоровью случилось. И надо сейчас это решать.

Во взглядах некоторых я встречал то же, что и в глазах начальника – замешательство. Они никак не могли понять, что же со мной не так. То, что я уменьшился в размерах было очевидным, но это обстоятельство было настолько противоестественным, не согласующимся с тем, что их глаза привыкли видеть, что мозг отказывался верить и инстинктивно искал объяснения в других причинах. Например, в слишком просторной куртке. Но ведь эту куртку они тоже знали и их глаза помнили, как она на мне сидит, поскольку я часто приходил в ней на работу весной и осенью уже не один год. Вот тут возможно они задавались вопросом: неужели он всегда так выглядел, неужели всегда был таким мелким? Но ответ скрывался в неожиданно зыбком и туманном прошлом, потому что (теперь я это знаю) они стали меня забывать. Особенно те, кто мало со мной общался. И может быть кто-то из них пришел к открытию, что – это невероятно, но мне кажется он уменьшился в размере. Если так, то единицы, и скорее всего они не поделились своей догадкой с остальными из-за ее абсурдности и, как оказалось, неуместности, потому что лица большинства с каждой минутой после моего ухода становились все более невозмутимыми. Я думаю, что они вообще не обсуждали эту аномалию и забыли о ней очень быстро. Неведомая сила хотела, чтобы так было. Сперва они забыли обстоятельство так их смутившее, а меня, думаю, забыли окончательно через пару дней. Словно меня никогда не существовало на свете.

В тот же день я обменял двести долларов, которые у меня лежали про запас, и скупился. В банке и в магазине я продолжал чувствовать себя неловко, но люди, которые меня не знали, по-прежнему не обращали на меня внимания, и я немного расслабился. Перестал постоянно подтягивать рукава, когда они сползали на ладони, а после скупки даже выпил кофе. Смутно я понимал, что это мой последний кофе, выпитый на улице, на долгое время вперед, но это осознание, как и многие другие мысли, рождалось и умирало где-то в глубине меня, скрытое пеленой тумана. Тем не менее в магазине я тоже подумал об этом и купил домой кофе в зернах.

Вернувшись в квартиру и разложив покупки, я посмотрел на содержимое забитого холодильника и подумал – сколько же всего вкусного мне предстоит съесть. Впереди у меня много свободного времени, которого мне вечно не хватало. И пусть оно досталось мне весьма неприятным способом, я постараюсь извлечь из него максимум удовольствия.

Но даже пребывая в таком неожиданно радостном настроении, где-то я понимал, что моя оптимистичная позиция не будет главенствовать долго. Что меня ждут резкие перепады настроения с все большей склонностью к негативу.   

 

 

5

 

Теперь, собираясь в магазин, я столкнулся с куда большей проблемой, потому что мой рост был 145 сантиметров, и любая одежда висела на мне так, что невозможно было передвигаться. Даже домашние вещи – футболка и бриджи – в последнее время доставляли мне дискомфорт, но здесь штанины волочились по полу, а рукава были как у Пьеро – длиннее самих рук.

Я сидел на стуле в прихожей спиной к зеркалу и боролся с желанием разорвать одежду. Поскольку понимал, что панический приступ может закончиться криками и слезами, а мне сейчас нужно сохранить хладнокровие, чтобы хватило сил и мужества исполнить задуманное. Вот когда вернусь с магазина, буду рвать шмотье сколько захочу, все равно оно мне больше не понадобится.

Я сидел опустив голову и вытянув ноги, и лениво волочил штанинами по полу, как вдруг подумал о своей детской одежде. Ведь я живу в этой квартире с рождения, что-то должно было остаться.

Я вскочил, стащил с себя висящие вещи, отшвырнул их ногой в угол прихожей и зашел в нежилую комнату, которая раньше была маминой. Стал искать по шкафам, особенно на верхних полках, куда уже сто лет никто не заглядывал. Перевернул все вверх дном и действительно нашел много детской одежды, даже больше, чем ожидал. То, что могло подойти я сбросил в кучу прямо на пол и стал мерить. Но все оказалось не так просто, что-то было маленьким, а что-то даже большим.

Когда я перебирал эту одежду меня охватил сильный приступ ностальгии. Каждая вещь хранила в себе воспоминания о каком-то периоде детства, и эти воспоминания накатывали волнами. В каждой словно был запечатан кадр или чувство, или размытый эпизод, и они хаотично перетекали друг в друга, сливались в танце, и теперь сказкой представлялся даже самый прозаичный момент. Стоило увидеть, прикоснуться к любой вещи, которой я уже много лет не видел и не касался, и подсознание будто приоткрывало заслонку, давая дорогу потоку, живому ручейку, наполняющему меня давно забытыми ощущениями. 

Но восторг от того, что я сумел их открыть, а точнее – откопать в глубинах себя, быстро сменился печалью. Ведь если бы эта волна воспоминаний захлестнула меня в хороший период жизни, когда я крепкий духом, то я бы порадовался за тогда, но остался бы рад и за сейчас. Возможно она бы подкрепила мое теперешнее таким теплым прошлым и даже привнесла ощущение целостной мелодии моей жизни, словно добавила переливающегося напыления на мои взрослые очки. Но сейчас, как и в другие тяжелые периоды, когда постоянно приходится прибегать к помощи взрослого цинизма, я испытал горькую утрату детства. Какую-то пустоту, словно внутри меня пропасть. И на самом деле пропасть, и я уже лечу вниз, а романтические грезы остались где-то наверху оптимистичного восприятия.

И теперь, стоя посреди комнаты в своей детской одежде, я особенно ярко, особенно остро почувствовал, что детство мое отделилось от меня, все нити с ним разорваны. Оно окончательно умерло в прошлом и хранится только в моей памяти, по большей части запечатанное. И тот мальчик, которым я был, тоже давно умер, а я теперешний не особо-то на него похож.

Наконец я подобрал себе серые спортивные штаны и черный гольф с растянутой горловиной, свернутой валиком вокруг шеи. Эти вещи выглядели весьма прилично и сидели на мне почти хорошо, хотя последний раз я надевал их наверно в классе пятом. Поверх накинул потертую куртку с дыркой на рукаве. Куртка была великовата и очень поношена, но другой не было, а на дворе октябрь и идти без нее – это значит привлечь к себе лишнее внимание не по сезону легкой одеждой.

Я вообще удивлен – почему мама, когда еще жила здесь, пока второй раз не вышла замуж и не съехала, сохранила все эти вещи. Почему она их не раздала родственникам или попросту не выбросила? В любом случае сейчас я обязан этой ее привычке складировать материальные предметы, словно коллекционировать периоды жизни.

Я вышел из подъезда и поморщился от хлесткого ветра. Казалось, на улице стало холоднее за то время, что я сидел дома, а может я просто привык к комнатному климату. Тем не менее я ощутил всю полноту свежего воздуха, он ворвался ко мне в легкие, вытеснив застоявшийся дух квартиры, и я быстро пошел, словно готовый взлететь. В голове был легкий туман от резкой смены обстановки, но в этот момент мне стало очень хорошо, как будто в душу вселилась новая надежда.

Я обратил внимание, что деревья вдоль дома почти все пожелтели и покраснели, а газон возле подъездной дороги покрылся ковром опавших листьев. Все здесь быстро изменилось, как это бывает осенью, а я не засвидетельствовал эти перемены последовательно, поскольку мои окна выходили на другую сторону дома.

На парапете у магазина я увидел веселящуюся компанию подростков, которым было лет по 14-15. Они громко смеялись, один даже сгибался пополам в слегка наигранном экстазе, и каждый был выше меня. Мне в голову пришла глупая мысль, что если кто-то из них прицепится ко мне, например, стрельнуть сигарету и решит меня побить и забрать деньги, то я даже не смогу за себя постоять. Потому что любой из этих сопляков теперь больше меня и сильнее. Но они не обратили на меня внимания, поскольку были увлечены собой.

Я надеялся, что в магазине люди, как и в прошлый раз, не будут меня замечать, ведь все они тоже увлечены собой и своей суетой, но вышло иначе. Я часто ловил на себе недоуменные взгляды и смотрел в ответ, но не из храброго недовольства, а из любопытства – вдруг это окажется кто-то знакомый. Люди сразу отводили глаза, которые начинали лихорадочно бегать, не зная, чем себя занять. Некоторые тут же переводили взгляд на стеллаж с товаром и делали вид, что их там что-то очень заинтересовало. Знакомых среди них я не увидел и лишь один раз возле кассы заметил соседа с другого подъезда моего дома. Но он стоял боком, когда я проходил, и не смотрел в мою сторону, впрочем, этот старик мог бы меня не узнать и в обычном состоянии, как это уже бывало.

Я понимал, почему теперь мне не избежать интереса окружающих. Понимал, как странно выгляжу со своим ростом в 145 сантиметров и фигурой худощавого взрослого мужчины. Ведь в пропорциях я остался таким же и никак не походил на карлика с их длинными туловищами и короткими ногами. Возможно меня могли принять за ребенка, но… Я ощупал свое лицо и с ужасом вспомнил, что уже неделю, как не брился. В зеркале я не обратил на это внимания! Если бы хоть побрился, то может и сошел бы за ребенка, хотя вряд ли с моим взрослым лицом и залысинами. Но как теперь я выгляжу с щетиной!

Мне стало стыдно, да так, что захотелось сквозь землю провалиться. Интересно, сколько эти люди будут меня помнить?

Я постарался отвлечься от этих мыслей и сосредоточиться на покупках, и продолжил толкать перед собой тележку, продвигаясь между стеллажами. Тележкой стало сложнее управлять, она казалась мне огромной, и я действовал неуклюже.

Разумеется, за первый раз мне не удалось все унести. Еле дотащив домой кульки, в которые я и так загрузил слишком много, я даже не стал раскладывать еду в холодильник, а просто оставил кульки в прихожей, чтобы у сомнений и стыда не было ни единого шанса мной завладеть.

Во второй раз уже было полегче. Хоть поведение людей ничуть не изменилось, я стал относиться к этому спокойнее, потому что в этом уже не было обжигающей новизны. Я пытался ничего не забыть по покупкам, хотя в голове все время вертелась мысль – что будет, если я встречу кого-нибудь из знакомых? Я хотел кого-то увидеть, чтобы проверить их реакцию, проверить – не забыли ли они меня. Но в какой-то степени я очень боялся встретить знакомых, а тем более друзей, поскольку понимал, что вполне возможно увижу на их лицах то же отстраненное недоумение без привязки к личности, как и на лицах всех остальных.

Но я никого не встретил и по мере завершения покупок чувствовал себя все лучше, отдаваясь потоку собственных действий. Отдаваясь ручейку времени, несущему меня из туманного леса со смутно и грозно проглядывающими деревьями событий и вероятностей, в озаренную солнцем приятную гавань с четкими контурами моей деятельности. По сути я не испытал счастья (скорее эхо ранее испытанного), но ярко вспомнил само это чувство, когда оно неожиданно захлестывало и весь мой мир выстраивался в ряд передо мной, слаженно взаимодействовал, и я становился королем всего, что вижу. Есть в этом доля самолюбования. Ведь в такие моменты радуешься гармонии между внешней реальностью и собственным восприятием ее, в противовес привычному расслаиванию по ничего не значащим событиям, которые тебя колотят из стороны в сторону, трусят и гремят, словно ты гвоздь в ведре. И вместо ритмичных лязгов ты слышишь лишь отзвук своего беспорядочного и бессмысленного шума. Такое счастье возникает в основном не из каких-то обстоятельств и тем более не из сознания, его формирует само «чувство счастья», которое из нас постучалось наружу, подгоняемое непостижимой циркуляцией чувств, и выплеснулось на все обозримое, заражая все вокруг своим блеском. Сами предметы и события окружающего мира, как были холодными и безразличными к человеку, так и остались.

Об этом я думал уже дома, когда раскладывал еду в холодильник, и чувство радости, которое по сути было основано на мелочи, показалось мне большим из-за контраста после стресса. Оно ощущалось внезапным и далеким, словно постучалось не из меня самого, а из параллельной Вселенной.  

 

 

6

 

Уже вечерело и мое настроение давно испортилось. Радость резко сменилась печалью, по закону баланса циркулировала вглубь, уступая место своей противоположности. И все теперь окрасилось в грубые бесцветные тона, хотя я понимал, что действительность осталась прежней. Меня раздирало горькое одиночество, мне неимоверно хотелось с кем-нибудь пообщаться, просто поболтать о чем-то приятном. Почувствовать, как чья-то чужая душа тянется ко мне сквозь пустое пространство, разливает на меня свое тепло, и на миг мы сливаемся в танце воображения и слов, а весь остальной мир служит нам лишь сменной панорамой, как в компьютерных играх. И я бы отдавал свое тепло, был живым и заинтересованным, ведь все это само по себе выработается в нужный момент. Выходит, я хотел не столько получать тепло, сколько быть вовлеченным в сам процесс, чтобы излучать его. Чтобы отвердеть и сиять, а не быть потухшим и размякшим.

Но больше всего меня сейчас беспокоило не одиночество, а неприятное осознание, окончательно пришедшее ко мне в этот вечер. Осознание, что, несмотря на уникальные события, которые со мной происходят, моя печаль вызвана не только ими. Что она все равно бы пришла на смену радости, просто оделась бы в другие обстоятельства. И пусть она была бы не такой острой, ведь события оказывают на нее какое-то влияние, но все-таки печаль – это то, что существует само по себе и под свой такт подстраивает наше восприятие. Поэтому, не будь данного происшествия, сегодня вечером, а может завтра утром я бы все равно грустил. По какой-то другой причине (или вообще без причины, как часто бывает), правда не так сильно.

Разве что некое счастливое обстоятельство или хорошая новость изменили бы это и отсрочили грусть. Но ведь, чем дольше занимают нашу душу положительные эмоции, тем сильнее потом обрушивается печаль. Чем дольше она вылежится в тени, тем больнее жалит.

С другой стороны – чего расстраиваться, ведь все мы знаем, что ее, как и все другое, не искоренить из спектра наших чувств, это необходимый противовес радости. Жаль только, что она гораздо сильнее сознания, а не наоборот. В моменты печали разум зачастую старается раскрасить потускневшую действительность, начинает заваливать сухими фактами твоих удач и положительных сторон жизни (логическая сухость которых очевидно проигрывает чувству грусти, и в таком калейдоскопическом перечислении – мало способна на призыв настоящей радости). Или пытается объяснить тебе, где ты сейчас находишься и что можешь сделать, дабы исправить внутреннее состояние. Но почти всегда разум проигрывает, печаль побеждает только время.

В период своего апогея грусть, как и радость, устанавливает тотальный контроль над нашим восприятием внешнего мира. И пусть рационально мы понимаем, что мир это никак не меняет, для нас не существует реальности, отдельной от собственного восприятия ее.

Лишь изредка какой-то случай врывается к нашим чувствам и наводит там полный беспорядок. И хоть, когда мы сливаемся с этим потоком, сильные эмоции обескураживают нас, и мы хотим вернуться к прежней последовательности, систематичности, вопреки нашим желаниям, мы порой в такие моменты ощущаем себя полностью освободившимися и наиболее живыми.

Но сейчас не предвидится никакого необычного случая, и придумать себе приключения я тоже не могу. Слишком замкнуто мое нынешнее положение, чтобы что-то могло органично вплестись в него из вне. Потому я сделал себе ужин и сел кушать. Не перед компьютером, как любил делать, а просто на кухне, где я ел редко.

Все было большим – вилка, тарелка, любой другой кухонный инвентарь, с которым приходилось иметь дело. Сидя на табурете мне не надо было склоняться над тарелкой, как раньше, поскольку теперь моя голова не особо возвышалась над столом. Порции тоже стали меньше. Поначалу я в слепом отчаянии подумал, что если заставлять себя есть, как прежде, то я скоро приду в форму. Или это хотя бы затормозит процесс. Но ничего не вышло, эти вещи оказались никак не связаны. После еды я чувствовал тяжесть, раздутость живота, словно проглотил кирпич, а процесс продолжался своим чередом. Поэтому я сдался и стал сокращать порции в связи с текущими потребностями.

После ужина я открыл бутылку коньяка, которую купил себе в награду за преодоленные трудности. На закуску нарезал сыра. Первая рюмка показалась уж слишком обжигающей, а вкус немного странным. Наверно потому, что коньяк у меня ассоциировался с совершенно другим времяпровождением, ведь я никогда не пил его в одиночку. Хотя тоскливыми вечерами меня иногда подмывало нарушить эту привычку.

Уже больше трех лет, с тех самых пор, как мама съехала к новому мужу, я живу в этой квартире сам и до недавнего времени испытывал второй этап радости от своего положения. Поначалу я вообще был счастлив. Чувствовал себя освободившимся, думал, что часто смогу приводить девчонок. Квартира чистая, деньги, чтобы закрывать базовые потребности у меня есть. Но все вышло гораздо сложнее и в итоге за эти три года лишь несколько раз мои связи с девушками заканчивались в постели, и только один раз это были продолжительные отношения.

Помню, спустя полгода, а может и меньше, мне стало в тягость жить одному, хотелось слышать шум человеческой жизни. Я долго мучился, не знал куда себя девать, старался поменьше оставаться дома, но потом привык. И оторвав уши от постоянного стрекотания (которого мне и на работе хватает), от шума и поверхностных бесед, я полюбил свое одиночество. Мне стало с собой не скучно, а в общении я начал быть избирательней. Людей, с которыми мне интересно и которым, видимо, интересно со мной, теперь по пальцам пересчитать, поскольку, как мне не приятно это признавать, в ином случае от контакта я чаще испытываю раздражение, чем удовольствие. А раньше-то я не особо задумывался – действительно ли мне интересно с тем или другим, мне нужен был сам факт общения, нужна была эта вода из колодца чужих жизней.

Я никогда бы не подумал, что стану таким одиночкой в свои 25 лет. Пару раз я говорил об этом своему лучшему другу Владу и смеялся, но в глубине души я понимаю, по крайней мере с недавних пор, что моя радость от одиночества – на самом деле цинизм, основанный на отчаянии. Отчаянии, что с возрастом взаимоотношения между людьми стали такими сложными, словно все мы надели резиновую химзащиту и с осторожностью проходим возле друг друга. Отчаянии, что мой внутренний мир часто желает выплеснуться, но не находит в других чаши, способной выпить этот глоток, и сам не может стать такой чашей. Отчаянии, что нельзя четко определить, кто в этом виноват – я или другие, потому что причина во всех нас и всегда разная. Она дробится на бесчисленные нюансы, как и все остальное в многослойных и противоречивых человеческих натурах. А цинизм заключается в том, что где-то все это понимая, я с высоко поднятым подбородком несу свое одиночество, словно только его и желаю.

Но честности ради стоит подметить, что редкое хорошее общение, которое сейчас происходит, безусловно намного глубже и интересней любого общения, которое было когда-то. Потому что с годами мой внутренний мир стал обширней, мысль идет дальше, и чтобы чем-то поделиться теперь нужно открывать больше дверей, которые имеют привычку консервироваться, приученные к замкнутости. И когда это удается, ты испытываешь особое удовольствие. Когда получается предать словам ощущения и переживания, парящие далеко за пределами вербального восприятия, но при этом давно тобой замеченные в глубинах и закоулках собственной души. И облачившись в слова они вдруг обретают форму, становятся более понятными, просеянными через символы словесного обмена, и вследствие внутренний мир лучше структурируется (по крайней мере та его часть, что была высказана, всплывает на поверхность проанализированного и начинает жить там в новом амплуа) и постепенно еще больше расширяется, поскольку любое проанализированное со временем образует новые глубины. Выходит, что мы стремимся выплеснуть свой внутренний мир в чаши чужих душ наиболее для того, чтобы в этом процессе лучше понять себя.   

Выпив третью рюмку, я ощутил легкое опьянение.

«Как-то рановато. Но с другой стороны алкоголя мне теперь нужно меньше, как и всего остального» – подумал я и усмехнулся.

Выпив четвертую – большую рюмку, которую неудобно было обхватывать губами из-за изменившегося размера – я решил, что надо бы остановиться, если не хочу потом ползти до кровати.

Я закурил прямо на кухне возле окна, не утруждая себя путем на балкон, и выглянул в форточку на звездное небо. Я сразу же вспомнил звезду из своего сна, ее синеватое сияние и меня в очередной раз охватило дежа вю. Мне казалось, что я где-то уже ее видел, но не просто на небе, задрав голову, так почти все звезды похожи друг на друга, а гораздо ближе. Ее образ взывал к каким-то ассоциациям, которые бесформенным пятном залегли глубоко на дне сознания.

И вдруг я вспомнил, как в детстве я с папой наблюдал за этой звездой в лесу. Мы приехали с телескопом, была теплая летняя ночь и мы много часов подряд изучали разные объекты, ловили их, убегающих по небосводу, и среди всего прочего следили за этой звездой. В окуляре телескопа она своим сиянием вытесняла черноту космоса и заполняла собой наблюдаемый кусок пространства. Тогда мне тоже показалось, что я там, рядом с ней, настолько она была яркой и близкой, гораздо ближе всего другого, что мы рассматривали. И я вспомнил, как она называлась. То была Вега – альфа созвездия Лиры, которая где-то в четыре раза больше нашего Солнца. Любые другие характеристики я забыл.

Я отправился к компьютеру и зашел в интернет. Мне хотелось узнать все про эту звезду. 

В «Википедии» была большая статья. Я начал читать, но меня одолевало нетерпение. Я проскакивал целые предложения, жадно проглядывал статью глазами, словно выискивал какую-то необычайно важную информацию.

Просмотрев до конца, я налил себе еще одну рюмку и вернулся к компьютеру. Выпил за два глотка, разглядывая фотографии Веги и закусил кусочком сыра. Захотел покурить и, вопреки собственным правилам, решил сделать это прямо в комнате возле компьютера. Я сбегал за сигаретой и пепельницей, закурил, допил каплю коньяку на донышке рюмки и стал еще раз просматривать статью, отводя сигарету в сторону, чтобы дым не попадал в глаза, и ощущая, что подыгрываю некоему образу, сложившемуся у меня в голове.

Вега находилась от нас на расстоянии 23-х световых лет, что очень близко по космическим меркам, некоторые звезды, что мы можем видеть невооруженным глазом – на тысячи световых лет дальше. И она действительно была в четыре раза больше Солнца. Вега – одна из самых ярких звезд на нашем небосводе, неудивительно, что мы ее тогда приметили. Это была белая звезда, гораздо жарче Солнца, с температурой поверхности от 10 до 20 тысяч Кельвинов. Достаточно молодая – около 3-4 миллиардов лет.

«То есть даже Земля появилась раньше» – подумал я.

Вокруг Веги был синеватый ореол. Все совпадало, но когда я смотрел на фото, то не сказал бы, что это именно та звезда, которую я видел во сне. Фотография казалась такой скупой.

А вообще странно, что мне снится именно эта звезда. Может, когда я наблюдал за ней в телескоп, что-то оттуда наблюдало за мной? По неведомым причинам запомнило меня и теперь использует в своих целях? Непостижимых для сознания человека целях. Может, оно собирало информацию, и я как раз попался под руку, еще тогда – 12 лет назад?..

 

 

7

 

Я забыл купить сигареты!

Я обнаружил это только что и сейчас, куря уже вторую почти подряд и стоя возле окна, наблюдал, как мокрое серое утро завладело улицей. Ночью прошел дождь и был сильный ветер, так что с деревьев облетело еще больше листьев. Он перешел в морось, а ветер поутих, но почти голые, коричнево-черные, скрюченные ветки продолжали покачиваться, ища спасения, в мириадах крошечных капель.

Из года в год на протяжении сотен лет почти каждое дерево переживает одни и те же стадии умирания и возрождения. Они повторяются регулярно, без исключений, но интересно – знают ли об этом сами деревья? Или каждую осень это для них стресс и крах всех надежд, а каждую весну – радость и вера в будущее, словно все происходит впервые. А может это для нас данный процесс однотипный и предсказуемый, потому что мы обладаем хорошей памятью и наблюдаем за этой проблемой со стороны. А для них это всякий раз новый путь, преисполненный множеством неожиданных деталей, ведь погода не идет по одному сценарию, всегда есть минимальные отличия, только исход один – настает зима. Но эти отличия так запутывают деревья, что пока они приспосабливаются, то забывают об исходе или начинают верить в другой.

А возможно ли где-то во Вселенной гораздо большее сознание, которое с легкостью сплетает недоступные для нас причинно-следственные связи и обладает лучшей памятью, в которой не затираются малейшие колебания души, прохождения по всем тонкостям и изгибам парадоксальной человеческой личности. И не кажется ли такому сознанию отличия наших жизней банальными и однотипными?

Нет, это все тот же поиск Бога – пытаться приписывать свои качества и видение мира другим сущностям. Если такое сознание и существует у каких-нибудь инопланетных рас, то устроено оно совершенно по-иному, там не похожее на наше поле символов, ценностей и мыслительных столпов. И вряд ли они нас поймут, разве что станут изучать.

А деревья не испытывают эмоций, у них нет сознания, лишь примитивные инстинкты, так что нечего всюду себя приравнивать. Мы одинокие в своем роде, даже если Вселенная перенаселена другими существами.

Я снова подумал о сигаретах. Надо что-то решать! Запасов хватит на дней 11-13, я вчера очень много выкурил под выпивку. Но через 11-13 дней мало ли что будет? Я уже…

Я померил рост, оказалось меньше чем 143 сантиметра. В таком положении каждый день промедления сулит новым позором, новым стрессом, и вообще… Я не хочу думать, что будет через столько дней, их окутала отравленная неизвестность. Поэтому надо идти сегодня, пока еще та одежда, которую я нашел, будет сидеть в пору. Но как себя заставить?

Меня мучило похмелье. Я вчера себя предостерегал, но все равно напился, притом малым количеством. И если после подъема меня только сушило, то теперь, после второй сигареты, разболелась голова и мысли стали путаться. Я не мог взять себя в руки и заставить выйти на улицу сейчас, поэтому решил лучше поесть и еще немного вздремнуть, к тому же только 8 утра. А подумаю об этом потом.

 

 

8

 

После сна я стоял в узком проходе между прихожей и кухней и думал, бессознательно направив взгляд на двери кладовки, что расположилась в углу возле ванной. Две старые, выкрашенные белой краской деревянные створки снова выросли, как когда-то в детстве. Я посмотрел на стену напротив туалета и увидел кусочки намертво приклеенной затвердевшей бумаги по горизонтальным сторонам выцветшего на обоях прямоугольника, и вспомнил, что раньше здесь висела карта мира. Ребенком я любил ее разглядывать и даже сейчас хорошо помню расположение стран. А папа любил указывать на какую-то страну и сообщать о ней что-нибудь интересное и важное, всегда подмечая, что все в мире необычайно разное. Я далеко не полностью понимал его истории, папе не очень-то удавалось перейти на язык ребенка, на понятные мне простые символы. Мама, если слышала наш разговор, то часто говорила ему:

«Ты слишком сложно объясняешь»

Но я кричал, что мне все понятно и требовал еще. Думаю, что я действительно понимал больше, чем предполагала мама, или удачно подменял неясную информацию на модели тогдашнего мышления. А папа был только рад рассказать больше, в этом он был хорош. Он был нарцисс, но с нами проявлял весьма мягкий нарциссизм, и если рядом не было человека его уровня интеллекта или такого же нарцисса, но поглупее, то с его количеством знаний всем это шло только впрок. Жаль правда, что во многом другом папа был рассеянным, халатным, а порой даже эгоистичным. Может, неправильно вспоминать плохое, но нужно быть честным перед собой и перед ним, неважно – жив человек или мертв. Честность не оскорбит его память.

Я вернулся мыслями к карте и меня снова захлестнула ностальгия. Я погладил пальцами стену и в голове прострелила безумная идея – приклеить сюда бумагу (только где же найти такой большой лист?) и попробовать нарисовать карту по памяти. Словно опять нарисовать свое детство, восстановить его по деталям. Снова окунуться в страну непонятных чувств и ярких эмоций, откуда я навсегда уехал, нахлобучив на себя ворсистое мешковатое пальто цинизма, и попытался вместить сотни акров пространства волшебной страны детства в грубый чемодан взрослой осознанности. Пространство смялось в чемодане, но может, если мне удастся вернуться в эту страну, если получится найти ее с помощью карты… Хотя, конечно, полностью вернуться у меня не выйдет, это глупо. Однако, если удастся пролететь над ней на высоте птичьего полета, то я смогу лучше разглядеть эти сотни акров пространства. Смогу осветить их, погрузившихся во тьму забвения. Разумеется, у меня не получится раствориться в этом мире прошлого и даже породниться с ним, но возможно, мой чемодан взрослой осознанности расширится и кривые линии сжатого пространства в нем слегка распрямятся.

В связи с этими мыслями я вспомнил, как в детстве я упирался ногами и руками в стену возле туалета и в стену, где висела карта, и карабкался вверх. Взгляд мой при этом всегда был направлен на кладовку, я не смотрел на нее, просто она была перед глазами и вид белых створок с меняющегося по высоте ракурса отпечатался в зрительной памяти.

Я уперся ногами и руками в противоположные стены и попробовал подтянуться вверх, держась на упоре. В какой-то момент мне удалось, но потом силы мне изменили и я неуклюже опустился на пол. Да уж, хоть в размере я и уменьшился, но детская гибкость ко мне не вернулась.

И вдруг перед глазами у меня снова встали двери кладовки, только с большой высоты, когда я вскарабкался между стенами почти до потолка, и за этим образом скрывалось что-то еще. Что-то смутное, но интересное и важное, целый спектр удивительных событий… какой-то сон. Перед мысленным взором возникли некие туманные обрывки, настолько неясные, что сознанию не получалось их уловить, они просачивались через его сети. Космический корабль… возле нашего дома… должен нас забирать…

Я вспомнил! Это был сон, который снился мне в далеком детстве, когда мне было лет восемь, может восемь с половиной, как мы любили считать в том возрасте. Но во сне я был старше, мне было лет 12-13. Мы сидели с мамой и папой в комнате перед телевизором и смотрели какой-то фильм. За окном уже стемнело. На мне был надет черный гольф с горловиной, который я проносил в детстве много лет – это я точно помню. Тот самый гольф, что я вчера надел для похода в магазин, я и сейчас в нем! Вдруг на улице прямо перед окном в воздухе завис космический корабль… нет, светящийся круглый объект, полностью сотканный из яркого синеватого света. Просто я знал, что это космический корабль. А еще я знал, что они прилетели забрать нас на другую планету, потому что Земле в ближайшее время грозит уничтожение, и они собирают определенных людей, чтобы увезти с собой до того, как это произойдет.

Как я это узнал, почему мы попали в данную касту «определенных» и что произошло сразу после этого – я уже забыл. Помню только, как потом я стоял в узком проходе между прихожей и кухней, а мама суетилась, собирая вещи, которые мы возьмем с собой в полет. И я от нечего делать, снедаемый ожиданием, вскарабкался вверх, упершись в стены, и смотрел на белые створки кладовки. И старался запомнить этот момент, вместить в него всю мою земную жизнь, думал о том, как это окажется от меня далеко. Да и не просто от меня, оно вообще исчезнет, навсегда разрушится, Земли ведь не будет. А я полечу в совершенно другой мир, за много световых лет отсюда, скрытый в глубинах космоса. Невообразимый, ничем не напоминающий Землю, в малейшей детали он будет иным. Что ждет меня там?

Воспоминание, набегавшее волнами на сухой пляж сознания, замерло в прошлом. Оно уже не вторгалось с треском в мое теперешнее, прошел первоначальный эффект, но осталось сильное послевкусие чудесных ощущений, что я испытал во сне. Само по себе удивительно – вспомнить сон из далекого детства. Данный факт уже повергает в трепет, который пускается в круговой пляс с ностальгией. Неизбежной была следующая мысль:

«Как этот сон связан со всем, что сейчас происходит? Почему я вообще его вспомнил?»

Я задумался и что-то начало складываться, но тут же рассыпалось. Ничего не получалось. Я призывал логику, но в итоге при каждой мыслительной попытке все больше погружался в ощущения из сна. Ощущения без ответа.

 

 

9

 

Я решил позвонить своему другу Владу и попросить его принести мне сигареты. Я все думал, как мне избежать похода в магазин, и вдруг ко мне пришла эта идея. Я понимаю, что здесь есть риски – первый и самый главный это то, что он мог меня забыть. Такое страшно представить, ведь Влад мой лучший друг, но с нынешней тенденцией у всех меня забывать… К тому же он ни разу не позвонил за все время, что я сижу дома. Второй риск заключался в его реакции, когда он зайдет в квартиру и увидит меня. Какой она будет – неизвестно. И какой бы она не была, для меня это все равно станет стрессом, мукой и стыдом. Но снова идти в магазин грозит мне еще большим стыдом, а тут хотя бы появится шанс рассказать кому-то о том, что со мной происходит.

Я решил больше не терять время на сомнения, взял телефон и набрал его номер. Подумал – хорошо, что есть мобильные, ведь я там у него в любом случае записан по имени (или фамилии, как он часто ко мне обращается) и даже, если он меня забыл, это простимулирует его память.

После долгих гудков, на протяжении которых на меня постоянно накатывало желание нажать «сброс», Влад взял наконец трубку.

– Алло.

– Привет, дружище. Как поживаешь? – спросил я неуверенно.

– Э-э, я – хорошо.

В его кратком ответе слышалось смятение. Он не понимал с кем говорит.

– Ты что не узнаешь меня? – спросил я и мой голос дрогнул.

А в голове пронеслось:

«Даже зная, что будет, нельзя к такому полностью быть готовым»

Последовала пауза.

– Да как-то не узнал пока. ­– А потом: – Так с кем я говорю?

Во рту у меня пересохло. Одно дело представлять и совсем другое – в действительности слышать неподдельно смущенный голос друга, который вдруг не знает – кто ты такой.

– Это же я – Дима Селерин. Влад, мы с тобой еще со школы дружим. Ходили в один класс в 10-м и 11-м. Я же по любому у тебя в телефоне подписан. – Я запнулся.

В трубке послышалось шуршание. Похоже, Влад отвел мобильный от уха, чтобы сверить услышанное с именем на экране. Там наверняка подписано «Селерин». Но сейчас для него это просто слово. Пустое слово, не скрывающее за собой никаких воспоминаний. Просто фамилия среди многих давно забытых фамилий, имен и прозвищ в телефонной книге. Возможно, он сразу, как только брал трубку, задался вопросом: «Кто же этот Селерин?», но, вместо образов, ответом была черная пропасть в сознании.

Влад молчал, а я отчаянно думал, что бы еще такое назвать. Что-то очень меткое, поскольку раз он не возмущается и не бросает трубку, значит есть шанс.

– Мы с тобой часто видимся, по сути почти каждую пятницу или субботу, – продолжал я. – Часто сидим у меня, потому что я живу один. Вспомни, сколько раз мы сидели на кухне и общались… Могли часами трындеть…

Я пытался вспомнить наши разговоры в поисках четкой детали, но вдруг все стало размытым.

– А наша последняя встреча… Мы сидели возле моего дома на лавочке, 45-й дом, рядом с бюветом с синей крышей. Я пил сидр и ты сказал, что я как-то уж очень похудел и кажется даже стал ниже ростом… Еще мы говорили про человеческое восприятие и я рассказывал…

– Ох блин!.. Дима! – раздался возглас из трубки. – Офигеть, я действительно на секунду забыл!.. Или на больше… Слушай, надо сходить к врачу, это не нормально. – Влад хохотнул. – Со мной такого раньше не бывало.

Чувствовалось, что он не на шутку перепугался из-за этой аномалии, но я ощутил облегчение.

– Все нормально. Это не в первый раз.

Последовала тяжелая пауза.

– То есть?.. Со мной не в первый раз? – спросил он осипшим голосом.

– Нет, с другими, – ответил я. – Просто многие стали меня забывать… в последнее время. В это сложно поверить, но сейчас кое-что происходит. Со мной происходит… Я не могу рассказать все по телефону, слишком это невероятно. Поэтому лучше, если ты просто зайдешь ко мне и сам все увидишь.

– Но… я сейчас в Виннице у бабушки, буду поздно вечером. Могу зайти сегодня, если надо, но это будет часов 11-12… ночи.

Влад говорил очень настороженно. Нужно, чтобы он хоть немного успокоился, ведь впереди его ждет еще больший шок.

– Нет, не надо, зайдешь завтра после работы, – сказал я. – Единственное – еще попрошу тебя взять мне два блока сигарет. «Bond» синий. Деньги при встрече отдам.

Я надеялся избежать этого пояснения, но…

– Просто я не могу выйти из дома, – сказал я и прикрыл глаза.

– Э-э, ясно. – Все тот же настороженный тон. – Точно не скажешь в чем дело?

Я покачал головой с закрытыми глазами.

– Не могу, – еле выдавил я.

На меня неожиданно нахлынула всепоглощающая безысходность, я готов был заплакать. Я помассировал веки пальцами, чтобы не пустить слезы и сказал:

– Зайди завтра, пожалуйста, и перед тем, как идти – набери меня. Хорошо?

– Да, конечно. Я приду, – искренне ответил Влад. – Ну а ты там держись… Не знаю, что еще сказать.

– Спасибо. – Я усмехнулся. – За день ничего особо не поменяется. Так что до встречи.

– До встречи.

– И Влад… – Я замялся, он молча ждал. – Постарайся не забыть меня до завтра.

 

 

10

 

Я не ложился спать до поздней ночи, поскольку выспался днем. Похмелье к вечеру отпустило, но после разговора с Владом, несмотря на успех, я погрузился в безнадежное отчаяние. Вязкая трясина поглотила меня с головой, и я захлебывался гадкими настроями, раздражающе хрустящими на зубах.

Я с ужасом представлял, как пройдет завтрашняя встреча, какие эмоции будут на лице моего друга, как он в шоке попросит меня объяснить, а мне нечего будет ответить. И проблема не только в том, что мне нечего ответить другу, я сам себе не могу пояснить данные события. Как это остановить? Что со мной будет? Я на самом деле не знаю! Но неужели мне плевать? Неужели я не буду пытаться искать выход?

Но я ведь пытался. Звонил своему товарищу-врачу, искал информацию в интернете. Прописывал разные запросы: «я уменьшаюсь», «я исчезаю» и получал всевозможные ответы – от компьютерных игр до женских историй о похудении, но только не то, что мне нужно. Лишь при одном запросе среди психологических статей и исповедей в блогах, мне попалась одна любопытная запись в очередном блоге – «меня уже не существует». Запись была свежей, но под ней не было никаких комментариев, только это и все.

Я понимаю, что она может ничего не значить, никак не перекликаться с моей ситуацией, но вдруг с этим человеком происходит то же самое? Даже если так – я нисколько не продвинулся в данном вопросе. Пару раз заходил снова в этот блог, но ничего не менялось.

Также я не раз планировал предпринять что-то в социальных сетях. Например, разослать всем «друзьям» одинаковые сообщения, вроде: «Привет! Помнишь меня? У меня возникла проблема – я уменьшаюсь с каждым днем». Но я заведомо знал, что это ничего не даст. Большинство просто не ответит, другие отпишутся: «Привет! Прости, что-то не припоминаю» и еще добавят смайликов в знак того, что оценили мою шутку. Даже если бы я придумал хороший текст или написал у себя «на стене» нечто подобное, никто бы не воспринял меня всерьез, потому что для них это лишь странный пост в новостной ленте или письмо незнакомого парня, который почему-то у них «в друзьях».

Вдруг я подумал о своих документах. Не пропали ли они, когда вокруг меня исчезали предметы? Я пошел в комнату и стал рыться в синей папке, в которой лежали паспорт, идентификационный код, военный билет, загран-паспорт и еще куча всякого бюрократического хлама. Все было на месте. А значит и сохранилась информация обо мне во всех инстанциях, где я зарегистрирован. Хоть люди и стали меня забывать и никому не будет дела, если я умру, я не исчезну полностью. На бумаге, в компьютерах, как и в социальных сетях, останется мое имя и свидетельство о том, что я жил на этом свете. Но что мне это дает? Это всего лишь регистрационные формы с сухими данными, заключенными в пустые однотипные слова, они не олицетворяют меня, в них не сохранится моя душа. И то, что они будут тесниться в архивах рядом с такими же, полноценно живущими, в нынешний момент мне никак не поможет.

А может, просто позвонить в больницу в регистратуру и изложить все, как есть?! Но они же подымут меня на смех, даже старый товарищ мне не поверил.

Нет, нужно вызвать скорую помощь! Выдумать что-то, пусть приедут, а я им предъявлю документы, в которых указан мой прежний рост, вот они и пригодятся. Но что будет дальше? Предположим, я вынесу этот позор, они серьезно отнесутся к ситуации и увезут меня. Пусть это и маловероятно, но даже если я пройду первую инстанцию, впереди меня будет ждать еще масса врачей, каждому надо будет все объяснять, снова и снова переживать унижения. Они будут нервно смеяться, не знать, как реагировать, не понимать, что делать и в итоге все равно не смогут мне помочь. А мне во всей этой одиссее придется видеться не только с врачами, я буду проходить бесчисленные коридоры больниц и поликлиник, где полно народу и все будут на меня таращиться! Нет, я этого не вынесу. Нужно обдумать другие варианты.   

У меня сложилось ощущение, будто раньше я находился в полусне и особо не беспокоился о происходящем. Словно отринул это от себя, не пускал заразу в сердце. Маялся по квартире часами, размышлял о всяком разном: что чувствуют и понимают деревья, что чувствую, а что понимаю в окружающем мире я, есть ли высший разум. Нафиг мне это надо? Все эти мелочи просто позволяют закрыть глаза на главную проблему.

Спустя некоторое время мне пришлось признать, что до этого я не был настолько слеп и глух к творящемуся со мной, как мне сперва показалось. Что не случилось такого контраста, кардинального сдвига, которым я подспудно желал поощрить свое нынешнее рвение. Все же я метался из стороны в сторону, с серьезным лицом чеканил шаги по прихожей и проматывал в голове разные вероятности. Пытался убедить себя, что я выдержу все тяготы и унижения, если что-то предприму. В итоге в порыве гнева я растрощил хлипкий стул, который стоял возле входной двери наверно еще до моего рождения. Меня охватило бешенство, я захотел выбежать из квартиры, покинуть эти стены, которые всегда были для меня родными, а теперь стали тюрьмой. Последним прибежищем, финальным заточением. Захотелось выйти на улицу и бежать, куда глаза глядят, втягивая носом холодный свежий воздух и чувствуя, как свобода вливается в меня с каждым шагом, с каждым размеренным вдохом.

Я достал пиво из холодильника, пошел на балкон и закурил. Открыл обе рамы, высунулся на улицу и, отводя сигарету в сторону, чтобы дым не перебивал наслаждения, стал вдыхать мокрый ноябрь, который пахнул уже почти по-зимнему. Холодный ветер обжег непокрытые руки, я был в одной футболке, но в остальном я ощутил прилив положительных эмоций. Чувство легкой радости, вытесненное, дремавшее, неожиданно вернулось и выставило свои сенсоры. Но оно оказалось мимолетным и быстро рассеялось. Похоже, настало время резких перепадов.

Я попытался продолжить решать свою проблему, искать выход, но мысли стали вялыми. Стоило мне начать, как передо мной вырастала стена, и если пять минут назад я набрасывался на нее, вооруженный молотом упрямства, то теперь я царапал грубую кладку голыми ослабевшими руками. А что было за стеной? Сейчас за ней была непостижимость.

Мне пришлось признать, что я не найду выход. По крайней мере сейчас. Вот так грубо и прямо. Иногда нужно уметь признать свое бессилие, ведь на самом деле в жизни мы не так уж много контролируем, как нам хочется думать.

Еще мне пришлось признать, но теперь с радостью, а не с горьким цинизмом, что мои размышления о чувствах и тому подобном мне необходимы. Пусть они не решают насущной проблемы, но надо же за что-то цепляться, а к ним я тянусь непроизвольно, сам по себе. К тому же это далеко не худший якорь среди бушующего моря жизни, которое швыряет нас по событиям и выводам, словно щепку по волнам.

Раньше я думал, что таким якорем может служить любовь и семья. Якорем, который приведет меня в более стабильные воды с умеренными всплесками, которые только и будут существовать для необходимого баланса, чтобы я совсем уж не заскучал. А я, вопреки привычному старанию удержаться на штормовой поверхности, которое обычно отнимает все силы, закреплюсь на своем надежном якоре среди спокойных вод, откуда буря будет лишь маячить в отдалении на горизонте, и смогу заглядывать в морские глубины. Умиротворенно созерцать со своей скромной шхуны кишащих там животных, коих я раньше не замечал.

Меня всегда восхищало, что некоторые люди могут прожить в одном браке всю жизнь, по пятьдесят лет и больше. С одним человеком, у которого они засвидетельствовали практически все изменения – и физические, и моральные, и духовные. Сохранение такой единой константы мне всегда казалось уделом людей стойких и положительных. Разумеется, в детстве я не понимал, но уже подсознательно чувствовал, что именно это является самым крепким якорем в море жизни.

Со временем я стал это осознавать, но лишь сейчас понял, что данное убеждение сформировано старыми установками и некоторым идеализированием их. Мы смотрим на выцветшие черно-белые фотографии, на молодых и красивых людей, которые воспринимаются нами еще красивее из-за того, что мы их видели только дряхлыми и морщинистыми. И нам кажется чудесным, что они от той точки А до этой точки Б постоянно были вместе, любовь, выдержанная временем, всегда восхищает, она считается самой великой любовью. Это действительно похвально, но обезоруженные, растаявшие под натиском результата, мы не часто задумываемся – сколько раз за все эти годы они хотели друг друга бросить. Сколько раз доходили до точки кипения, тихо, у себя в душе, так ни с кем и не поделившись. Сколько в этих отношениях было искренности, а сколько компромиссов, порой незаметно переходящих с чьей-то стороны (или даже с обеих сторон) в потакательство и подыгрывание, чтобы не раскачивать лодку. Сколько в решениях не уходить, оставаться вместе – было любви, а сколько психологической привычки, усталости перед конфликтами, боязни остаться одному, желания стабильности. Сколько наконец было вместо любви давления общества с его вековыми правилами и традициями, давления хороших примеров, которые всем по душе (не обязательно из вне, а и изнутри, в облике собственных сформированных понятий); давления тяжелой жизни, при которой наличие поддержки настолько ценно, что может замаскироваться и заменить любовь. Так не врут ли они нам с этих старых фотографий, вводя в заблуждение? Не знаю, но думаю, что если бы любовь и все остальные факторы можно было положить на весы, то они бы часто качались не в ее пользу. Я не говорю, что всегда, уверен – существуют браки, где любовь перевешивает все остальное, но их гораздо меньше, чем браков с сорокалетним стажем.

А наше поколение впитывает из всего этого лишь монументальный результат, а не последовательность и нюансы, и огорчается из-за недолгих отношений, из-за браков в пару лет. Повсеместная нестабильность, которая ведет к внутренней дисгармонии, стимулирует искать ответы в прошлом, идеализировать прошлое, создавая опору в стремительном настоящем. Но не на все вопросы ответит прошлое, как бы заманчиво ни выглядело наше единение с ним, все-таки далеко не любые (даже обширные) проблемы общества ходят по кругу и имеют искаженные отражения в глубине веков. Нет, нынешняя шаткость семейного гнезда, туманное будущее – это цена свободы и возможности искать свою любовь, пробуя отношения на вкус. Цена той здоровой вольности, большей легкости поступков, всего того, что в прежние времена скрывалось за печатью мнимых пороков. Но еще живо в нас эхо былых традиций и это порой создает внутренний конфликт. И стремление к идеализированному якорю, который в том виде, в каком нам представляется – почти никогда не существовал. К спокойным водам, которые по сути (независимо от того, насколько хорош шанс, подброшенный волной) могут быть доступны лишь тем, кто изначально обладает некой гармонией души. Поскольку без этой гармонии душа все равно не приживется в спокойных водах, захочет снова назад, туда, где штормит. Потом наступит дезориентация от непонимания собственных желаний, от смятенья чувств и изматывающего анализа. А после – тоска и раздражение от того факта, что душа в неистовстве, когда по всем признакам окружающей реальности она должна наполниться заветным счастьем. Ведь нет печали более мерзкой, чем печаль без внешней причины, идущая изнутри, на которую мозгу не удается ответить самому себе «почему вдруг так тошнотворно все вокруг». В такие моменты человек испытывает двойное давление из-за неуместности и необоснованности данной грусти, и чем лучше слажена у него жизнь по внешним показателям, тем сильнее это давление. И если внутренняя дисгармония у этого человека настолько сильна, а печаль по некой душевной предрасположенности приходит часто, то он соответственно часто пребывает под гнетом этого двойного давления, подолгу может жить в таком состоянии. И тут порой даже удачный случай не в состоянии переломить этот ход вещей. Хотя человек вполне может продолжать стремиться к жизни в спокойных водах, не сознавая, что неспособен ее прожить.

 

 

11

 

Все-таки Влад пришел. Очевидно, то обстоятельство, что он на какое-то время начисто забыл лучшего друга – настолько его шокировало, отпечаталось в памяти, что теперь даже той неведомой силе, стирающей воспоминания, он был не подвластен. По крайней мере на ближайшие сроки, пока еще свежи эти ощущения, и я часто занимаю его мысли.

Я аккуратно подрезал рукава своего гольфа и штанины, чтобы они не висели, и побрился, надеясь, что без щетины друг узнает меня быстрее. Так странно, даже не удобно было водить огромной бритвой по лицу. Чистить зубы большой щеткой. Дотягиваться до душа, который висел теперь слишком высоко на своем штыре, и я решил, что лучше класть его прямо в ванной, иначе в следующий раз я рискую к нему не дотянуться. Все предметы вокруг преобразились, стали другими.

Влад сказал, что зайдет в восемь и последние 15 минут я метался по квартире. После закурил на кухне у форточки и ждать стало полегче.

Раздался звонок в дверь. Мой друг любил опаздывать, но сегодня пришел вовремя.

Я затушил окурок в банке из-под сардин, что служила мне пепельницей, и бросился к входной двери. Открыв старую хлипкую внутреннюю, я посмотрел в глазок бронированной. Влад стоял с серьезным, спокойным лицом, ни тени улыбки. С упавшим сердцем я открыл дверь.

– Влад, ты только не пугайся.

На его лице отразилось удивление и ужас, рот открылся. Он смотрел на меня сверху вниз и не шевелился.

Мне было сложно выдавить хоть слово, и я молчал, стоя на пороге и дожидаясь, когда минет его первый шок. Спустя секунду я обнаружил, что вытянулся во весь рост, чтобы казаться выше. Всеми фибрами души я хотел хоть как-то скрасить этот тяжелый для себя момент.

– Ну заходи, сколько можно там стоять, – неуверенно сказал я, отступая в квартиру.

Еще мгновение друг оставался на месте, а после бросился бежать к лестнице.

– Влад, постой! – крикнул я, вернувшись на порог.

Уже схватившись за перила, он замер и обернулся. Лицо еще больше исказил ужас. Я никогда не видел его в таком состоянии, никогда не видел таким большим, и на какой-то миг я даже засомневался – Влад ли это на самом деле? А в его глазах напротив промелькнуло некое узнавание, словно до этого он вообще был без понятия – кто перед ним. Это узнавание своей ничтожной малостью кольнуло меня в сердце, вместо радости я испытал отчаяние, а оно быстро улетучилось с лица моего друга, оставив там только страх. Может в нем на секунду ожило множество воспоминаний?

Что бы там ни было, оно рассеялось и Влад побежал вниз по лестнице, перепрыгивая через одну-две ступеньки и врезаясь в стены.

– Подожди! – крикнул я, выбегая из квартиры. – Влад!

Я оперся на перила и еще раз выкрикнул его имя. Отчаянно, истерично, и сам испугался своего вопля.

– Неужели ты?.. – тихо добавил я, но не договорил.

Еще некоторое время я слышал его удаляющийся топот и шуршание куртки. Потом раздался металлический лязг захлопывающейся двери подъезда.

Я побрел назад в квартиру и подумал, что у всех глазков на моем этаже сейчас, вероятно, сгрудились соседи, привлеченные моим криком, и наблюдают за странным карликом на тускло освещенной лестничной площадке.

Кто это? Почему он заходит в ту квартиру? А кто там живет? Да что-то не припомню.

Ах, да какая разница! Они все равно об этом завтра забудут. Я сейчас могу помочиться им на двери и возможно кто-то выйдет дать мне в морду, но все равно потом об этом не вспомнит и будет только диву даваться – откуда у него пятно на обивке.

«Я могу теперь делать, что угодно. Для мира меня уже не существует» – мрачно подумал я, заходя в квартиру и закрывая за собой дверь.

                                                                      

 

12

 

Сигареты Влад все-таки забыл купить, хоть я и напоминал ему об этом, когда мы созванивались за пару часов до встречи. Либо они у него были с собой, хотя через плечо у него висела лишь маленькая сумка, куда блок просто не влез бы. Сложно данную забывчивость приписать к аномальной, но все же я думаю, если бы нам удалось поговорить, то, когда я бы спросил:

– А где сигареты? Я же просил тебя взять два блока.

Он бы удивленно пожал плечами и сказал:

– Ты просил? Странно, я такого не помню.

Уверен, что так бы и было.

Сейчас я не беспокоился из-за того, что мне рано или поздно придется выйти в магазин. Мои мысли поглотила сама эта необыкновенная аномалия, ведь в ней скрывалось еще много загадок.

Во-первых, если всерьез задуматься, то как это вообще возможно – кого-то заставить забыть другого человека? Ведь память, сознание – это не склад с отдельными файлами, как мы любим иногда сравнивать. Все переплетено между собой, любая ассоциация может вызвать воспоминание. Бывает в каком-то месте, среди смешения красок наше восприятие поймает определенный оттенок и начнет взывать к некой атмосфере, скрывающейся за ним, обращать туда свое сознание и пытаться разобраться, с чем это связанно, с какой ситуацией. Словно луч фонаря, бороздящий темную комнату забытых чувств, так и не перешедших на вербальный уровень, но жаждущих, чтобы их нашли. А за этими чувствами могут скрываться воспоминания, зарытые так глубоко, что если бы мы не набрели на этот окольный путь, то никогда бы их не обнаружили. И как это все можно вырезать, будто стереть файл на компьютере, ведь такие вещи не поддаются никаким математическим вычислениям. А может это сделали не математически, а совершенно иным способом, нам абсолютно недоступным? Но тогда эта сила должна хорошо разбираться, как у людей в голове все устроено, и суметь препарировать нас.

Но каков результат? То есть, как это видится со стороны забывшего? Он просто об этом не задумывается и чувствует себя спокойно. Или есть ощущение, что кто-то покопался в твоей голове, ощущение провалов в памяти. А как быть с совместными воспоминаниями? Человек их полностью забывает или думает, что проживал эти события без меня?

Полагаю, в таком случае гораздо проще с дальними знакомыми, убрать-то нужно не многое. Ведь и в обычной жизни мы забыли массу людей, с которыми когда-то недолго общались. Но как быть с Владом? С ним у нас полно ярких совместных воспоминаний, особенно за последние годы, когда мы еще сильнее сдружились. Неужели все это может просто испариться? Это же целый кусок жизни!

С другой стороны, что мы вообще помним? Кусок жизни пройден, в памяти он сжимается в смутный сгусток, обволакиваемый одной-двумя титульными картинками, и что-то подправить в этом сгустке может оказаться не так сложно, жизнь-то менять не надо.

Когда мы проводим вечер в большой компании, то мы же не смотрим все время на одного человека, даже если это самый близкий друг. И если стереть эпизоды взаимодействия с ним, то общее, потускневшее со временем, воспоминание о конкретном вечере не особо потеряет. К тому же, если человека ничего в данном воспоминании не смутит, то он и не станет в нем копаться. Оно промелькнет несколькими подсознательно выбранными бликами, смешается в сквозной образ-эмоцию и вернется туда, откуда пришло.

Вечера, проведенные вдвоем, часы, наполненные упоительным общением, с частым нашим спутником – алкоголем. Как быть с ними? Ведь благодаря этому общению мы уже заплели столько ассоциаций, что по многим поводам можем вспомнить друг друга. И здесь уже не получится просто стереть взаимодействие со мной, Влад же не мог проводить это время сам. Тут нужно убрать общее послевкусие со всеми вытекающими. Нужно убедить человека в том, что этих вечеров не было.

Но, может, я переоцениваю воздействие этого послевкусия. Может, я просто более чуткий и подверженный его влиянию. Ведь если допустить, что этой силе удалось так ювелирно вынуть из памяти людей некие эпизоды, то она способна изъять и целый сгусток, осторожно отрезав все ассоциативные нити, тянущиеся к нему из разных сторон. И оставить человека разве что в смутном недоумении, если он случайно нащупает один из самых толстых ассоциативных канатов, тянущийся теперь в пропасть забвения.

Но вследствие этого меня беспокоит одна мысль. Она саднит сознание, словно разбитое колено.

«А вдруг для Влада все это имело не такое глубокое значение? Вдруг наша дружба значила для него меньше, чем для меня? И именно поэтому с ним удалось провернуть такую операцию»

А главное – почему он не узнал меня сегодня визуально, даже после того, как вспомнил обо мне при телефонном разговоре. Ведь искра узнавания промелькнула в его глазах лишь в одно мгновение, когда он уже убегал, а я окликнул его. В остальное время Влад не видел меня, он видел другого, незнакомого человека. Но как такое возможно? Внешне я не поменялся, а только уменьшился в размере. Лицо мое такое же, как и прежде.

А может, с его стороны все было по-иному? Может, он так и не вспомнил меня до конца, когда я позвонил, по крайней мере не мог припомнить, как я точно выгляжу. Своим звонком я воззвал Влада к ассоциативным канатам, и он осознал, что они вели когда-то к целому сгустку, другу по имени Дима, множеству времени, проведенному вместе. Но как проведенному? Похоже, Влад не мог восстановить в памяти что-либо конкретное, луч фонаря ничего не выхватывал в темной комнате забытых чувств, и это привело его в величайшее смятение. Потому неудивительно, что он не узнал уменьшенную копию друга, которого толком и не вспомнил.

 

 

13

 

Последние пару дней мои мысли путаются, но я не особо стараюсь в них разбираться. Я много пью, запасы еще позволяют, к тому же теперь мне надо меньше алкоголя, чтобы быть пьяным. Я хотел почитать и взял интересную книгу, но дело не задалось, поскольку мне почему-то было трудно сосредоточиться на тексте. Такое произошло со мной наверно впервые, но я не стал на этом зацикливаться. Посмотрел несколько фильмов, в основном те, что любил в детстве. Соприкасаясь с чем-то родным, я желал найти утешение, на время забыться, и отчасти мне это удалось. Меня захватила ностальгия, окутала своей чарующей атмосферой, но воспоминаний на удивление было не много, больше ощущений, витающих надо мной в тусклом облаке.

Также я слушал много музыки, лежа на кровати и отдаваясь туманным грезам. И почти ни о чем всерьез не думал. В какой-то степени я чувствовал потребность расслабить голову и с легким сердцем ей отдавался. Все равно мои мысли, какие они ни были, ни к чему не привели в данных обстоятельствах.

Мне пришлось снова подрезать рукава гольфа и штанины. Конечно, можно было порыться в куче одежды, которая так и осталась лежать на полу возле шкафа в маминой комнате (потому что с моим нынешним ростом вернуть ее на верхнюю полку доставило бы не мало хлопот), и найти там более мелкую футболку и шорты. Ведь там были какие-то маленькие вещи из моего далекого детства. Но мне было лень. Такое более грубое соприкосновение с прошлым по аномальной потребности могло нарушить ту приятную ностальгическую атмосферу, в которой я пребывал. А совсем раздеться и ходить голым я не мог. Стесняться мне некого, но в квартире довольно холодно, несмотря на то, что отопление включили с середины октября, а мороз еще не ударил. Единственное, мне пришлось отказаться от трусов. Они все равно спадали с бедер и повисали на мотне штанов, которые наверно и держались до сих пор лишь потому, что их пояс был на резинке.

Обрезая рукава гольфа, я вспомнил сон про Вегу. Последние две ночи он мне снова снился и опять-таки уменьшаться я стал интенсивнее. Все происходило в том же порядке – неведомая сила тянет меня сквозь бездонные глубины космоса к пылающей синеватой звезде. Только звезда, кажется, стала еще ближе, порой я чувствую исходящий от нее жар. Сила, как и прежде, не раскрывается мне в бодрствовании, только во сне мне удается ее постичь. Но я уже и не гоняюсь за ней, похоже мне не дано заключить ее в рамки своего разума и понять, основываясь на наших моделях мышления.

Однако, до сих пор не понимая природы этой силы, я вдруг осознал ее главную цель – она высасывает из меня жизнь и тянет ее туда, к Веге!

У меня возникло ощущение, что на самом деле я знал об этом уже давно, еще с того момента, как мне впервые приснился данный сон, но догадка эта варилась на медленном огне где-то в подсознании, и только сейчас полностью оформилась.

Сила из такого далека имеет доступ ко мне и завладела мною.

Почему? Зачем ей это нужно?

Я не знаю. Но моя мысль, вопреки привычной за последние дни лени, пошла дальше и внезапно передо мной сложилась цепочка из разных обстоятельств.

Мне снилось в далеком детстве, что меня забирают инопланетяне. Меня и мою семью. И прилетели они на клочке белого света с синеватым ореолом. Во сне мне было лет 12-13, приблизительно столько же, сколько было, когда мы с папой в телескоп наблюдали Вегу. Тогда, возможно, они заприметили меня и захотели забрать, но почему-то не сделали этого сразу.

Хотя, как это может соотноситься? Неужели каждый раз, когда человек смотрит в телескоп, оттуда, куда направлен его взор, за ним тоже кто-то наблюдает?

Нет, это точно ерунда. Если другая жизнь и существует, то она не может быть повсюду. Скорее всего это мне просто не повезло.

Моя мысль следовала дальше, блуждая среди разрозненных фактов и ища в них закономерность. Я вспомнил, что во сне на мне был черный гольф, который я по стечению обстоятельств теперь нашел в своих вещах и надел. Интересно, а купили ли мне уже этот гольф, когда мне снился тот сон? Я наверняка должен был часто носить его в тот период, чтобы увидеть себя в нем во сне. И не был ли на мне надет этот гольф, когда я с папой наблюдал в телескоп Вегу той злополучной ночью? Нет, не думаю, тогда он уже был на меня мал. Но остальное…

Слишком много получилось странных совпадений, связывающих мой детский сон, наблюдение за Вегой и то, что происходит сейчас. Одно очевидно – мне снилось, что они меня забирают, и они меня действительно забирают, теперь я это знаю.

А может это все чушь? Может, мое сознание просто пытается собрать крупицы того, что понимает и построить иллюзорную схему, чтобы хоть как-то объяснить себе эту ужасную ситуацию.

Но какой же крайне необычный способ они выбрали, чтобы меня забрать! Для чего я им нужен?!

От следующей мысли я содрогнулся и ощутил, как страх разливается по всему телу.

Я подумал, что какая-то часть меня уже там, за пределами. В глубоком космосе, за тысячи световых лет отсюда, по ту сторону понимания. В какой-то степени я уже там.

 

 

14

 

129 сантиметров. Процесс прогрессирует.

Я сидел возле окна на кухне и наблюдал за идущими в разные стороны людьми, за покачивающейся ивой, на которой повисла нитями бурая листва. За потрескавшимся асфальтом, за тропинками, вытоптанными на газонах с жухлой октябрьской травой, за окнами домов и пролетающими птицами на фоне бесцветного неба. Все как будто существовало само по себе, и было равнодушным друг к другу, а тем более ко мне.

Я перевел взгляд на кухню, и вся она вдруг показалась мне совершенно незнакомой, будто я находился здесь впервые. Стол всегда был так близко расположен к двери? Между кухонным пеналом и раковиной всегда была эта маленькая уютная ячейка? Обои всегда были такими… ровными и детализированными? А это пятно под настенной лампой возле стола – выцарапанный кусочек обоев, который я методично выскреб от нечего делать наверно в лет 6. Оно все время было здесь? Просуществовало все эти годы?

Я отошел от окна, взобрался на табурет и ощупал дырку указательным пальцем. Вероятно, тем же пальцем, которым я ее и выцарапал тогда. Правда я совсем не помню, как это делал, но точно уверен, что это я. Думаю, в те времена я был не на много меньше размером, потому что палец идеально подходил к дырке. Теперь я почти такой же, каким был в 6 лет.

Я снова обернулся к кухне и взгляду предстало нагромождение странных предметов, словно в динамике возникающих перед глазами: несколько кастрюль у самой стены под навесным буфетом; магниты с узорами и названиями иностранных городов на холодильнике; засохший почерневший жир на плите, вокруг конфорок; выцветшая надпись на мутном стекле духовки; коробок спичек на углу буфета; ярко-красная сушилка, пыльная хлебница, газеты на подоконнике, грязные батареи. Я просто не замечал эти вещи, по сути никогда на них не смотрел, как они расположены здесь, рядом друг с другом. Но теперь они надвинулись на меня и я действительно их увидел. Они существовали в полной самобытности. Не только в моем восприятии, они на самом деле есть – этот внешний предметный мир. И существуют независимо от меня, тем более они не созданы лишь для того, чтобы быть мною воспринятыми, поскольку находятся здесь всегда. Стоят, лежат в темноте, в пустой кухне годами, а не только когда я сюда прихожу. Некоторые вещи в этой кухне были задолго до того, как я родился. Как я появился в этом мире. И похоже, все эти предметы продолжат существовать после того, как я исчезну. И будут обособленно стоять, холодные и безучастные, словно я никогда и не жил.

«И весь большой мир за окном будет действовать так же» – подумал я, снова выглядывая на улицу.

Горло сдавило давно подбиравшееся, всепоглощающее отчаяние. Я подумал, что сейчас заплачу и не нашел в этом ничего постыдного, но слезы не навернулись на глаза, хоть от этого было бы и легче. В груди что-то судорожно дернулось, свернулось тугой веревкой и растворилось. Организм по привычке сдержался. К тому же, жалость к себе – чувство прихотливое, никак не хочет идти на поводу у сознания.

Я вспомнил, что однажды в детстве меня постигло это необычайное ощущение, когда бытовая реальность вокруг внезапно кажется совершенно новой. Перед глазами возникла смутная картинка – моя комната, странно висящий выключатель света, мамина швейная машинка возле двери на балкон, сумбурные чувства. Автобус, пробивающий стену балкона и въезжающий в квартиру, дед в полумраке прихожей, неподвижно стоящий перед зеркалом. Нет, это из детского сна.

Разумеется, тогда я не подумал о внешней предметной реальности. Чувство смутило меня, но оно было настолько далеко от какой-либо вербализации, что я не сумел его удержать, и оно рассеялось. Возможно, еще несколько раз в жизни меня посещали подобные ощущения, кажется, швейная машинка как раз из другого случая.

Вдруг я подумал, что обычно, когда приходишь куда-то впервые – место это предстает в одном обличии, а потом, когда ходишь туда часто – оно воспринимается иначе. Например, когда приходишь на новое место работы. В первый день (или даже несколько дней) оно навязчиво четкое и запоминается отрывочными образами определенного, но сложно идентифицируемого сознанием, накала и настроения. Потом, если ты ходишь в это место уже много времени, за ним закрепляется конкретный формат восприятия его и находящихся внутри предметов. И если, уже находясь на опушке этого сформированного клубка, вспомнить образы первого дня, то покажется, что данное место было совсем другим, и лишь потом стало таким, как сейчас.

Такая трансформация ощущений происходит по отношению к любому месту – когда впервые приходишь в гости к другу и потом захаживаешь к нему часто, когда посещаешь новый бар и потом периодически туда наведываешься. Первое впечатление – яркий, странный незнакомец, последующие – нечто затертое, но родное.

Потому что со временем наше восприятие внешней действительности притупляется, если все здесь уже знакомо. Мы надеваем смягчающие фильтры привычки, в которых, как в воздушной подушке, тонет вся острота и четкость бытовой реальности. Похоже, в этом и заключается родство с вещами, когда мы насыщаем их своими ассоциациями, ощущениями, после чего по сути не смотрим на них в упор. Предметы становятся связанными с некими ситуациями, образами, настроениями и уже кажется, что они сами в себе несут определенные чувства, хотя на самом деле – это лишь кусочки внешнего мира, существующие каждый по отдельности. Создается иллюзорное впечатление, что вещи откликаются на нас, но по сути откликается только намотанная на них обертка нашего я, а предметы остаются тем же, чем были изначально – ничем большим, чем они есть без контакта с нами.

И вот когда вещи неожиданно предстают в своем истинном обличии, хотя еще секунду назад они были обмотаны марлей твоего я – это значит, что спали смягчающие фильтры привычки, и обертка эта облетела, как шелуха, как отмершая кожа. Почему это происходит?

Вдруг моя мысль запнулась и заметалась, ища опоры. Я закурил, надеясь, что сигарета поможет оживить застопорившийся поток, но в итоге отвлекся на что-то другое.

Весь вечер эта мысль витала на периферии моей умозрительности в облике тусклого, темного пятна, но как только я пытался на нем сфокусироваться, оно кидалось в сторону. Тем не менее не исчезало полностью, не оставляло меня в покое.

Лишь на следующий день, когда я сидел на кухне, разглядывал мебель и нарочно пытался призвать это состояние, ко мне пришла разгадка. Или по крайней мере один из вариантов.

Я подумал, что с предметов слетает обертка нашего я, когда мы сами вдруг изменились. Возможно, осознание в себе перемен бывает прямым, а бывает косвенным и это как раз косвенное. Что-то с нас самих облетает, как отмершая кожа, и этот вихрь задевает все вокруг, что мы наделили частью себя, ураганом срывает черепицу, обнажая минималистичную суть вещей, и они снова становятся незнакомыми. Этот путь к предметам на самом деле ведет к самому себе, неизвестному, новому. Ведь в них ничего не поменялось, они могут лишь терять форму, но только ты способен стать другим. Не в ту секунду, когда осознаешь, перемены зреют долго, как плоды на дереве, просто важен сам момент, когда они спелые, готовые излить сок, срываются с ветки и падают на мягкую податливую почву твоей души. 

Но все же на каком глубоком уровне происходят эти перемены, если их появление возвещают такие показатели, как отражение себя в вещах. Так же, как лишь в зеркале ты можешь увидеть, что похудел или зарос (или стал ниже). Но чего тогда стоит человеческая душа, если она способна множество раз меняться? Что остается от ее первоначального состояния? А может, то, что мы называем душой – это просто какой-то комплекс, постепенно видоизменяющийся. Комплекс событий и впечатлений, которые вливаются в нас, как в пустой сосуд, и смешиваются там с генетическими предрасположенностями. Значит, при первом вздохе в нас нет ничего, кроме них, а душа – это то, что формируется на протяжении жизни. Она и есть наша жизнь, и является результатом ее особенностей и малейших деталей. Следовательно, когда умирает человек, умирает и душа. 

 

 

15

 

Когда все это началось? Когда вокруг меня стали пропадать предметы, когда я начал уменьшаться или давным-давно, со странного детского сна, который на какое-то время приобрел глубокое значение, а потом снова ускользнул от меня вместе со своим значением. Теперь я не знаю.

Все эти люди, которые меня забыли… А знал ли я их на самом деле? Думаю, что нет. Они всего лишь сгустки, такие же сосуды, наполненные каждый своим комплексом вещей. Они пытались вторгнуться в мою жизнь, смешаться с ней, но они не смешались с моим я. Мир открестился от меня, а я открестился от него, и все лица прошлого слились в одно туманное лицо, сползающее на другую сторону бытия. Как старый друг детства в давно забытом сне сползал по металлическому желобу в пропасть и смеялся.

Что до меня, то иногда я думаю, что кто-то другой на моем месте мог бы больше паниковать, мог бы плакать и кричать, но я этого не делаю и хвалю себя за мужество. Кто-то другой мог бы искать выход, пытаться решить проблему, но я не делаю и этого, и ругаю себя за умственную лень. Но стоит мне всерьез об этом задуматься, как мысли разлетаются на мелкие осколки, норовящие порезать мне ладони, когда я стараюсь их ухватить.

Я умираю? Я не знаю. Знаю только, что завтра стану ниже, чем сегодня, а во сне буду ближе к Веге – мерзкому шару света. Но я не чувствую приближения смерти, а мне кажется – человек должен такое чувствовать. А может, у меня все притупилось из-за постоянных сомнений, из-за необыкновенной ситуации? Без понятия.

Зато я знаю, что я делаю. Я смотрю много фильмов и слушаю музыку. Чтение я забросил после нескольких неудачных попыток. Также я использую лишь по половине сигареты за перекур, потому что больше мои легкие отказываются принимать. А для того, чтобы быть навеселе, мне теперь хватает две рюмки коньяку, посему его запасы не заканчиваются. Еда кажется необычайно вкусной и мне в кои-то веки не лень приготовить, несмотря на трудности с моим размером.

От штанов пришлось отказаться, поскольку мне надоело придерживать их за пояс при ходьбе. Гольф тоже стал неимоверно велик, даже с обрезанными рукавами, но в куче одежды возле шкафа я нашел детскую кофту поменьше. Рукава я обрезал у основания, сделав жилетку, потому что она была слишком теплой, и все равно мне периодически становилось жарко, и я ее снимал на время, пока не замерзал. Это конечно доставляло неудобства, но другой подходящей футболки или кофты не было, а на верхнюю полку шкафа я уже не полезу, теперь это для меня чересчур опасная операция. К тому же, вероятно, я тогда все вывернул на пол.

От гольфа я отрезал нижнюю половину, разрезал ее поперек, надорвал края с обеих сторон, чтобы можно было завязать, и обернул вокруг бедер. Выглядело это, как неровная юбка, которую иногда приходилось поправлять, и в ноги бывало холодно, но все же лучше, чем ничего.

Я знаю, что я делаю. И порой даже у меня бывает хорошее настроение.

 

 

16

 

Нужно что-то предпринять! Нужно что-то делать!

Я метался по кухне и нервно размышлял.

Выполнять любые бытовые дела становилось все труднее и надо бы это как-то решить. Нужно подстроить все под текущие обстоятельства.

Я открыл холодильник, долго и задумчиво его разглядывал, пока не начал пищать индикатор температуры. Захлопнул дверь, чтобы он умолк, снова открыл и стал перекладывать продукты на нижние полки. Чтобы дотянуться до верхних, мне пришлось подставить стул, на который теперь тоже залазить не так легко.

Закончив, я взял с подоконника консервную банку, что служила мне пепельницей, и поставил на пол, чтобы больше к ней не тянуться. Неполный блок сигарет и начатую пачку положил рядом.

Как насчет форточки? Ай, да ладно, придется ее открывать и закрывать при каждом перекуре, а то, если оставить открытой, в кухне станет совсем холодно. На стул и со стула на подоконник, думаю, уж как-то заберусь, будет хоть какая-то зарядка.

Я перевел взгляд на плиту. Там стояла сковородка с жаренными колбасками (последние полуфабрикаты из моих запасов) и кастрюля с картошкой. Нет, еду я не буду ставить на грязный пол, даже накрытую крышкой. Пусть остается там, пока не остынет и не перекочует в холодильник.

Спички для зажигания конфорок я бросил рядом с пепельницей.

Так, идем дальше. Все правильно, поочередно пройдем всю квартиру и бытовые предметы, которыми я пользуюсь, будут расположены как надо.

Я поставил два табурета возле буфета для тарелок, чашек, ложек и вилок. Потом подумал, что это глупо, ведь, когда чистая посуда закончится, все равно это придется все перемыть. Зато не надо будет постоянно скакать на буфет за чистой тарелкой, и помыть лучше все сразу.

Остальное оказалось итак подготовленным. Маленький табурет, который я нашел в кладовке, уже несколько дней стоит возле унитаза. Душ давно лежит в ванной, а не висит на крючке, как раньше. Стул возле рамы на балконе, если мне захочется ее открыть, подставлен. Клавиатура, монитор и мышь максимально пододвинуты к краю стола, монитор нагнут вперед, чтобы в него было удобно смотреть с моим ростом.

Кажется, я сделал все, что мог. А что я еще могу?

 

 

17

 

Я шел на кухню на перекур и что-то меня дернуло остановиться в узком проходе за прихожей и поднять глаза вверх, на стену, где по углам выцветшего прямоугольника кусочки затвердевшей приклеенной бумаги. Здесь была карта… когда-то давно. Точно, и у меня была идея наклеить сюда листы и нарисовать карту по памяти. Ради забавы, чтобы занять время или поностальгировать. Странно, я долго не помнил об этой затее, да и когда она ко мне приходила?

Я не стал зацикливаться и прошел на кухню. Закурив, я мысленно вернулся к фильму, который сейчас смотрел. Там было о чем подумать.

И вдруг, когда мой взгляд упал на полупустой блок сигарет на полу возле батареи, я со странным уколом в сердце осознал, что совершенно забыл озаботиться их запасом. Забыл и думать об этом. А что теперь делать, когда я такого роста? Ведь сегодня я всего лишь 102 сантиметра, против бесчисленных сантиметров огромного внешнего мира.

Я уже не меряю рост каждый день, как раньше. А какой в этом смысл? Все равно я знаю, что уменьшаюсь. Единственное, мне кажется, что в последнее время процесс ускорился, и я теряю за сутки не 3-4 сантиметра, а целых 5-6.

Но как быть с сигаретами? И что еще я мог забыть?

Я собрал в комок всю свою, распавшуюся на частицы, интеллектуальную деятельность и запустил его в стену забвения. Стена осталась на месте, а комок расплескался по ней, как в том страшном сне, в котором мужик в военной форме схватил годовалого ребенка за ноги и с размаху ударил об угол дома. У него лопнула голова, а мама рядом кричала и плакала. Почему я не позвонил маме?

Этот вопрос застал меня врасплох. Действительно, почему я столько времени не звонил ей? Ощущение было, словно меня вышвырнули в пустое пространство, почти такое же пустое, как космос между Землей и Вегой. Потом память начала возвращаться.

Поначалу я просто не хотел ее тревожить. Не хотел объяснять, что со мной происходит, то, чего я сам не понимаю, поскольку она все равно не смогла бы мне помочь, а от ее жалких попыток стало бы только хуже нам обоим. Похоже, я просто боялся или стыдился объяснять. Стыдился ее возможных криков, стенаний и в итоге ощущения своей беспомощности. Ведь трагедия, с которой не можешь справиться, становится еще оглушительней, когда кто-то жалеет тебя больше, чем ты сам. Внутренней силой преодоления наполняешься, лишь когда трагедию можно со временем решить.

Далее помню, что боялся ей звонить, поскольку она не узнала бы меня, как и… мой старый друг. Это было бы ужасно – понимать, что тебя не узнает собственная мать. Возможно ли такое? Думаю, что да, она наверняка меня забыла, раз не звонит так долго, ведь раньше мы как минимум раз в неделю созванивались.

Слышать в трубке ее непонимающий голос – нет, ни к чему все это. Хотя может все-таки позвонить?

Нет, звонить не надо, но нужно что-то предпринять! Чем я вообще занимаюсь – думаю про дурацкий фильм? Все позабывал, ничего не делаю…

Я заплакал. Не издал ни звука, просто по щекам потекли слезы без каких-либо предварительных позывов. Я стоял возле окна, теперь моя голова еле выглядывала из-за подоконника. И мир перед глазами рассыпался на мириады бликов, словно разбитое цветное стекло под косыми лучами солнца. Стекло острыми зазубринами вонзалось под веки и я продолжал плакать.

Передо мной возникли размытые белые пятна, бывшие когда-то лицами. Проплывали хаотичным караваном. Кто эти люди? Может те, кого я забыл… Ах, вот как оно бывает.

Стоп, но маму я же помню. Я почти… почти точно могу представить себе ее лицо. Может, она меня не забыла…

Я открыл холодильник и достал остатки коньяка. Налил себе полрюмки – огромная доза по моим нынешним меркам – и выпил залпом. Немного взбодрился, слезы начали высыхать.

 

 

18

 

Внешняя предметная реальность стала совершенно другой. Неузнаваемой, самостоятельной. Угрожающе возвышалась, была отрешенной, но навязчивой в своем присутствии повсюду. Не знаю, что с ней случилось, что в ней переменилось, но место, где я нахожусь, казалось странным, хотя я знал, что я в своей квартире. Вроде бы.

Дребезжали и гудели рельсы перед тем, как по ним должен проехать поезд. Я слышал звук дребезжащих рельс, им пропитался воздух.

 

 

Я решил померить рост и оказалось 73 сантиметра. Не помню, когда я мерил рост в последний раз и какая тогда была цифра. Не помню, сколько я уже сижу дома. И совсем забыл – какой у меня был рост изначально. Теперь это уже не важно. Мне вообще сложно понять, что на самом деле важно.

Я знаю, что я делаю и что буду делать в ближайшее время, и мне этого достаточно. Я ничем особо не заморачиваюсь, а мышление распалось на крупицы, блуждающие в сладком тумане. Туман не всегда сладкий, иногда горький, но я не знаю, как с этим быть, а потому…

Порой я слышу дребезжание рельс. Окружающая реальность… Да что я о ней знаю? Она вообще уже сама на себя не похожа. Скалится на меня из этого чужого мира. Скалится неизвестностью, непониманием, грубым присутствием, которое всегда кажется неуместным. Нагло лезущим пред мои глаза. Наползающим со всех темных и светлых углов.

Мира нет на самом деле. Все просто поверили в сказку о мире, вот он и появился. А по сути есть только предметы. Когда контактируешь с миром, веришь в его реальность и в его законы, когда обрываешь контакт – понимаешь всю абсурдность веры в него.

О, как приятно. Хоть какая-то идея, хоть какая-то мысль. Ее можно раскатать на языке и посмаковать.

Мира на самом деле нет. Все просто поверили в сказку о нем…

Сколько еще это будет продолжаться? 

 

 

Я раскладываюсь. Мне кажется, я раскладываюсь. Мое тело – чужое. Гудение поезда, шум… А впереди бесконечность. Мрачная непроглядная бесконечность. Закручивается черным рукавом.

Что я такое?

 

 

19

 

Я нахожусь здесь какое-то время, но только сейчас ко мне вернулось связанное мышление, теперь я это понимаю. Кажется, мое тело лежало здесь очень давно, а сознание словно потихоньку вливалось, как программное обеспечение загружается на компьютер.

Я лежу полностью голый, опутанный какими-то серо-бурыми, как грязная шерсть медведя, слизкими ветками, какими-то водорослями. Ветки эти простираются вокруг меня далеко во тьму. А надо мной раскинулся огромный купол, будто из проржавевшей стали. В нем присутствовал темный металлический оттенок, но больше он был коричневый, словно ржавый, однако без единого нароста, полностью гладкий. Совершенно непонятно, откуда исходит свет, купол этот непроницаемый, ничего не отражает, ничего не излучает. Наверное, от веток, ведь кроме них здесь больше ничего нет. Свет, казалось, блуждает разреженными желто-бурыми сгустками.

Я ощупал ближайшую ко мне ветку. Слизь была такая холодная и странная, как будто воздушная, пустая внутри своей субстанции, что меня аж передернуло. Но мне не было холодно. Я лежал здесь, словно птенец в гнезде.

Я захотел получше осмотреться, лежа вертеть головой – не многое увидишь. Я попытался приподняться на локте, упираясь в сплетение водорослей, но несколько веток, что были надо мной, натянулись и не пускали меня. Я рухнул в прежнее положение. Ворочаясь, я соприкасался со слизью в тех местах, где кожа еще не привыкла, и кривился от омерзения.

Спустя некоторое время до меня дошло, что я совсем не голоден и не хочу в туалет, организм будто выключен. Страха я тоже не испытывал, несмотря на необычайность данной ситуации. Как ни странно, но за исключением гадкой слизи, мне было удобно и даже приятно. А если не двигаться (потребности двигаться тоже не было), то и слизь перестаешь замечать.

Интересно, какого я сейчас роста?

Я снова огляделся вокруг, продолжая лежать. Но все было настолько дивным и своеобразным, даже света такого я никогда в жизни не видел, и только сейчас, опираясь на примеры привычной яркости, сохранившиеся в памяти, я осознал, что здесь полумрак. Поэтому мне не было с чем сравнить. Не было константы, от чего оттолкнуться. Я мог быть как миниатюрным, так и большим.

Не знаю, сколько я так пролежал. Время утратило свое значение, потому что перестало делиться на события и этапы, нечем было его отсчитывать. Но я не чувствовал ни измождения, ни раздражения от того, что нахожусь в одной позиции и ничего не делаю. Казалось, это длится бесконечно, но бесконечность теперь не вселяла ужас перед неопределенным грядущим, а успокаивала. Я был абсолютно наедине с собой и мне было хорошо, и чем дольше я лежал, тем мне становилось лучше.

Может, что-то в этих ветках-водорослях, может, это своеобразный наркотик?

Я словно находился в пустоте, но был в ней на редкость полным и целостным, будто ничего в мире нет, кроме меня, а во мне огромный мир. Удивительное ощущение после того, как я был раздроблен. После того, как одна часть меня уже находилась здесь, лежала в этих слизистых ветках, а другая все еще была в моей квартире. Уменьшающаяся часть, по крупицам теряющая разум. Расслаивающаяся на частицы.

Только сейчас я полностью осознал, в каком пагубном умственном состоянии я пребывал в последнее время. Насколько я терял себя и под конец даже этого не понимал. Но теперь я обрел гармонию и отвердел, словно орех, уместивший в себя все сущее, всю Вселенную.

А потом пришли они.

 

 

20

 

Я их не видел, но знал, что они рядом. Они ничего не говорили, но я их слышал. Вся информация поступала ко мне в голову импульсами, и я только частично ее вербализировал, и то лишь в тех случаях, когда ответ был слишком длинный или трудный для понимания. Тогда в голове проносились отрывки фраз – части цельной мысли, поступившей ко мне в один миг, которую я вроде как уже осознал. Порой некоторые слова я произносил одними губами, как бы закрепляя это вербализированное эхо. Но какая бы не была шокирующая информация в этих импульсах, всегда казалось, что это мои собственные мысли. Ни грамма от ощущения, что кто-то залез тебе в голову. И на удивление я не испытывал страха перед этими созданиями, лишь любопытство по поводу своей судьбы и немного по поводу них. Я продолжал спокойно лежать на своем ложе из слизистых веток-водорослей и задавал вопросы.

Поначалу они не спешили с ответами, а попросили расписать, как я себя чувствую. Потом объяснили причину моего пребывания здесь.

Они сказали, что на Земле настал конец человечеству из-за неожиданно разыгравшейся ядерной войны. Сказали, что я такой не один, что подобным образом они вытянули к себе несколько сотен людей. Самых нужных для себя людей. На мой вопрос – по какому принципу проводился отбор, они ответили, что пока нет смысла пытаться это объяснить. Сначала нужно понять – какие они создания, потому что их причины находятся далеко за пределами понимания этого слова человеческим сознанием.

Затем они сообщили, что других людей я скоро увижу, когда пройду этап адаптации. Еще напомнили, что готовили меня, как и всех остальных, кто сюда попал, к данному событию заранее. Тот сон, что снился мне в детстве, в котором меня и мою семью забирают инопланетяне. Это они вложили его мне, как и другим. У каждого, в зависимости от собственного сознания, тогдашнего настроения и мыслей, сон представал в своеобразных деталях: кто-то в нем был старше, кто-то находился в красивом доме, но главная идея оставалась неизменной. С помощью него они предупреждали о предстоящем, хотя осознавали, что вряд ли их поймут, но это была необходимость. Определенный фундамент в облике сна, лежащего за пределами бытовой реальности человека. Некий уголок, куда потом, по их мнению, можно будет сложить связанные с этим необычайные ситуации, умерив таким образом их влияние на психику.

Сон был так давно, поскольку конец человечества предполагался раньше, но отсрочился и у них появилось больше времени, чтобы подготовится к этой сложной операции.

Я спросил – как насчет Веги? Наблюдали ли они за мной, когда я смотрел на нее в телескоп с папой в лесу?

Они сказали, что – нет, что я сам прикрутил эту ситуацию ко всему прочему из-за схожести Веги со звездой, которая мне постоянно снилась, когда я уменьшался (это, кстати, они не вкладывали, а мое собственное сознание, освобожденное во сне от оков логики и устоявшегося восприятия, оказалось более чутким к тому, что действительно происходило; так случилось и со многими другими «извлеченными»). Потому что мы сейчас находимся не возле Веги, а совершенно в другом месте. На тысячи световых лет дальше – именно из-за такого огромного расстояния им и пришлось использовать столь необычайный способ эвакуации людей, поскольку добраться к нам физически они бы не успели.

Но мне не стоит из-за этого волноваться. Главное, что процедура перемещения прошла успешно, и я теперь здесь, в целости и сохранности.

Я сразу же вспомнил, сколько еще посторонних деталей я пытался приплести к этим событиям, в своих тщетных попытках понять происходящее. Самыми абсурдными, конечно же, были мои догадки о черном гольфе, который, как оказалось, лишь по дурацкому совпадению фигурировал в этой истории слишком часто. До чего же человеческий мозг тянется к сочетанию разрозненных фактов, как к единственной системе познания мира. Словно создает сетку, через которую просеивает хаотичную действительность. Любит выстраивать концепции, и главное, что он это делает не из тех деталей, которые важны, а из тех, что попадутся под руку. То есть, функция выявления важного, основополагающего у нас заметно проигрывает безудержному стремлению к сочетаниям.

На том наш первый разговор и закончился. Периодически мне случалось задать вопрос, только подумав о нем, но не озвучив словами (в ответ на предыдущий импульс), поскольку иногда у меня складывалось впечатление, что я мысленно общаюсь сам с собой, настолько деликатно было их присутствие в моей голове. Тогда они просили озвучить вопрос, потому что практически не умеют расшифровывать человеческие мысли, могут лишь вкладывать ответы. А еще потому, что это нужно для каких-то исследований, которые в свой черед требуются для поддержания моей нормальной жизнедеятельности в таких непривычных обстоятельствах. Я словно выходил из транса и говорил вслух, с некоторым смущением слыша свой голос – единственный и громкий в этом странном помещении. Потом замолкал и слушал умиротворяющий, беззвучный импульс.

После разговора я продолжал пребывать в сравнительном спокойствии, несмотря на тревожные мысли, вяло проплывающие в моем сознании. Таковыми их можно назвать по содержанию, однако чувства беспокойства они во мне почему-то не вызывали.

Я думал о нашем мире, которого теперь нет. Неужели он действительно исчез навсегда? Вся наша тысячелетняя история, многообразие мест и форм жизни на планете, богатство нашей культуры, искусства и мысли, колоссальные миры в каждой области знания. Весь этот гигантский шар (хоть и крошечный по космическим меркам), на котором каждый день, каждый час происходило бесчисленное количество процессов на всех возможных уровнях – от слетающего с ветки листка и взмаха крыльев стрекозы до малейшего колебания души отдельного человека – все то, что составляло нашу реальность. Неужели ее теперь не существует?

Пустота, зияющая за этим пониманием, на удивление не казалась мне страшной.

А люди… Моя мама, друзья, родственники, все остальные, кого я когда-то знал. Ведь все они погибли! А я только сейчас об этом подумал… Насколько же я эгоистичный! Я даже не спросил их – нет ли среди спасшихся моих знакомых, смогу ли я с ними встретиться. Но кого я хотел увидеть?

Этот вопрос вогнал меня в ступор. Перед глазами словно было бельмо, за которым в молочной размытости мельтешили неясные силуэты. Я знаю, что у меня были друзья и родственники, но не могу вспомнить никого конкретно. Они будто все смешались в кашу, которая вытекла из моей памяти. Даже лицо мамы расплывалось в тенях далекого прошлого. И самое странное, что данное осознание не вызвало во мне настоящей тревоги, лишь легкое смятение.

Получается, что я забыл всех так же, как и меня забыли окружающие, когда я стал уменьшаться. По сути, у меня этот процесс начался еще на Земле, вместе с данной аномалией, но я даже этого не заметил. Лишь под конец кажется понял, что всех забыл, однако тогда мой разум был в таком удручающем состоянии, что я как следует не осмыслил данный факт, и только сейчас это полностью осознал.

Но зачем им это? Почему меня все забыли, так же, как и я всех, словно я никогда и не жил в этом мире, если он все равно рухнул? Ведь теперь это не имеет значения и никакого проку от такой амнезии, если большинство ее носителей исчезло.

Я попытался подумать, что же еще я мог забыть и спустя мгновение до меня дошло, что я практически не помню свою жизнь. Воспоминания не то что сжались в смутные сгустки, теперь все мои года, прожитые на Земле, сузились в тусклое пятно с таким тугим переплетением событий, что их уже не различить. Более того, я стал забывать свою жизнь, еще когда уменьшался. Ведь за все время, что я сидел дома, я довольно редко размышлял о прошлом, еще реже вспоминал что-то конкретное, а это очень странно, поскольку большинство людей как раз думает об этом, когда их настоящая жизнь замерла и законсервировалась в микромире. А мои всплески ностальгии, просмотры фильмов, которые я давно любил – на глубинном психологическом уровне это был реквием по уходящему, по покидающим меня воспоминаниям и по невозможности ухватить время.

Потому я и открывал для себя новые концепции понимания жизни и вообще много философствовал. Ведь в голове у меня осталось мало воспоминаний, а соответственно и проистекающих из них потоков фантазий, в которых мы зачастую пассивно блуждаем. С одной стороны, это освободило место в моем еще не отупевшем сознании (поскольку под конец там уже все больше властвовала пустота и глупые, никчемные попытки исправить положение, простимулированные слепым инстинктом, без необходимой умственной обработки), а с другой – дало возможность отделится от чего-то конкретного, мелких происшествий и таких же мелких мыслей, захламляющих наш мозг – и я смог взглянуть на реальность под совершенно новым углом. И сделать те необычные выводы, испытать те странные состояния, к которым в сознательной целостности я бы вероятно не дошел.

Хотя, что я могу знать о причинах, размышляя о жизни, которой для меня уже почти не существует? Хоть я сейчас и целостный, но, как оказалось, полупустой. А главное – это драма лишь на словах. Расстаюсь я с ней безболезненно.          

 

 

21

 

Вскорости произошел следующий контакт.  

Я спросил – что это за место, и кто они такие? Почему не покажутся и не поговорят со мной нормально?

Они ответили, что поговорить со мной в привычной для меня форме они пока не могут, потому что еще плохо освоили человеческую речь, этот обмен бесчисленными символами, который, при плохом владении ими, лишь стесняет мысль. Не говоря уже о большом количестве языков, ведь здесь со мной пребывают люди из разных земных государств и говорить нужно со всеми. По поводу остальных вопросов – насчет места, самих себя и своего облика – они сообщили, что пока тоже не могут ни показаться, ни объяснить все сразу. Слишком много абсолютно новой, неожиданной информации. Мой разум не способен все охватить и понять, поэтому многое пропустит мимо, и для психики это ничего хорошего не принесет. Лучше все постигать по чуть-чуть, по крупицам, тогда адаптация пройдет благоприятно. Можно начать с каких-то деталей этого места.

Я огляделся вокруг и спросил – откуда исходит свет? И почему он как будто витает разреженными сгустками?

Они ответили, что свет исходит от веток, на которых я лежу, но очень слабый. Его можно было бы заметить, если бы не эти сгустки, но в таком случае здесь было бы почти темно, поскольку большинство освещения дают именно они. Сгустки вбирают его от веток и вырабатывают, отражают гораздо больше света.

Я посмотрел на ветки-водоросли, они казались матовыми под слизью. Непрозрачными и ничего не излучающими, но тусклое сияние возле них действительно сочеталось с их цветом. Я поднял глаза на желто-бурые сгустки. Они медленно, почти незаметно плыли в воздухе, словно большие былинки, но без физического тела, а состоящие целиком из света.

Это что-то вроде энергетической жизни – продолжали они. Из поля ваших символов это словосочетание наиболее подходит. Эти простейшие создания не могут долго обходиться без света, но в итоге дают его еще больше, и окрас их сияния может разниться в зависимости от того, какой цвет излучает источник.

Я спросил – как устроены они? Они ответили, что тоже являются чем-то вроде энергетической жизни, но очень сложной.

Ключей к пониманию их устройства много, но начать, пожалуй, стоит с того, что они не делят все на пары противоположностей, как это делаем мы. Добро и зло, любовь и ненависть, печаль и радость, да и нет, и так далее до мелочей – всегда две противоборствующие силы, меж которыми мы можем метаться сколько хотим. Расстояние между ними зачастую огромно, но оно ими и замкнуто. У них же может быть три и больше конкурирующих сил в разных темах. Иногда две или даже одна, но чаще больше, и никакого зацикливания на определенном количестве. Впрочем, у нас это исходит из самой нашей природы, в которой тоже много чего делится на пары. У них природа и большинство ее процессов в общем-то беднее, но зато в личных, духовных так сказать вопросах, количество противодействующих сил, обширность точек, от которых отталкиваешься, конечно же обогащает. В нашем представлении, при всей возможной широте вопроса, почти всегда можно противопоставить разным его составляющим диаметральное мнение. У них это может быть две или три противоположности, или не одной. Это делает понятие «сомнение» – наш излюбленный спутник при многих выборах – совершенно другим. Вот первый из ключей.

Я старался чутко воспринимать все поступающие импульсы и не терять общую нить. Они не обрушивали их градом, а подавали неспешным размеренным потоком, однако вербализированное эхо продолжало преследовать меня при усвоении информации таким способом.

Потом я задал вопрос, который беспокоил меня давно. 

– А какая страна начала ядерную войну?

Они ответили, что не особо разбираются в политике и государственном делении нашего мира, а потому не знают. Но теперь это не важно, ведь, к сожалению, погибли все. А даже если какие-то единицы и выжили, то они так далеко разбросаны друг от друга по нашей большой планете, что не смогут продолжить род. Поэтому будущее человечества теперь за теми сотнями людей, что находятся здесь. И мы с их помощью сможем построить нечто совершенно новое. 

– Но как же вы предвидели заранее, что это произойдет, если даже не знаете, кто именно запускал бомбы? – спросил я.

Они сообщили, что это как раз знают, просто они без понятия – к какому государству принадлежали эти люди, поскольку их это никогда не интересовало. Подобные настрои уже много десятилетий витали над теми, кто имел доступ к ядерному оружию, часто ничем не мотивируемые, а лишь, как следствие опьянения властью, возможностью все разрушить. И те люди, которые в итоге это сделали, были одержимы много лет. Однако, не было стопроцентной гарантии, что это произойдет, поскольку будущее они не умеют предвидеть. Но настрои, витающие над этими личностями, были настолько явными, что вероятность плохого исхода была весьма высока. По сути судьба всего человечества стала заложником психического состояния нескольких отдельных людей, но кто они такие – их не волновало, важен был сам факт наличия проблемы и их соответствующие действия. В итоге они оказались правы в своих расчетах.

– А почему вы не могли им помешать? Например, заставить забыть о своих планах, так, как вы заставили забыть всех обо мне.

Они ответили, что, к сожалению, их способности влияния ограничены. Как показала практика, они могут заставить одного человека забыть другого, но в данном случае речь шла о болезни, намертво укоренившейся в головах этих людей. Она была тесно связана с работой, мыслями, взглядами на жизнь и всей их сущностью, поэтому тут они были бессильны.

Я поинтересовался – зачем была такая всеобщая забывчивость, если люди эти все равно погибли?

Они сказали, что это была необходимость для безопасного извлечения меня сюда. Если бы мое окружение меня помнило, так же, как и остальных, кто здесь оказался, то они бы подняли шум и, возможно, нашли бы способ помешать их планам. Плюс таким активным участием нанесли бы еще больший урон нашей психике, которая итак пострадала. К тому же не только общество забывало человека, которого извлекали, он и сам потихоньку терял память. А это – главный пункт данной операции, без него она была бы обречена на провал. Ведь как человек сможет адаптироваться к абсолютно новым условиям, оставаясь при этом психически здоровым и полноценным, если он хорошо помнит свою прошлую жизнь, и она тянет его назад? По их прогнозам почти никто бы с этим не справился.        

Далее они предложили продолжить разговор позже. Сказали, что со временем ответят на все мои вопросы и еще много расскажут о себе. Что процесс адаптации пройдет быстро и скоро я увижу остальных людей – некоторые из них уже давно находятся здесь. 

 

 

22

 

Я всерьез задумался обо всем услышанном. Мне казалось, что до этого я лежал в каком-то эйфорическом трансе, но теперь вся моя мозговая деятельность мобилизовалась, и я уже не ощущал прежнего спокойствия. 

Может, эта субстанция, этот наркотик, что вероятно содержится в слизи, ослабил свое влияние на меня. Или они не учли, что у наших организмов со временем вырабатывается привыкание к любому, воздействующему на нас средству. (А может, нет никакого наркотика, просто это было наслаждение целостностью после раздробленности). Или не учли, что мы не можем находиться в одном состоянии долгое время, что рано или поздно маятник качнется в противоположную сторону между двух, как они сказали, противоборствующих чувств.

Нет, думаю, в нашей психологии они разбираются достаточно, раз способны контролировать нашу память. По-моему, они смыслят в ней больше, чем в нашей политике и языке. Но может, они просто так сказали?! И как вообще можно разбираться в психологии без понимания человеческой речи? С помощью импульсов что ли? Импульсов, с которых они «почти не умеют расшифровывать наши мысли»? (Но не забывай, человеческую речь, они сказали, что пока не до конца освоили; к тому же наша психология – это не только импульсы.)

А вдруг они слышат и понимают каждую мою мысль?!

Впервые за все время, что нахожусь здесь, меня охватил страх. Я же абсолютно беззащитен, лежу голый на этих слизистых ветках, как на операционном столе. Они могут сделать со мной все, что захотят!

Я лихорадочно размышлял дальше. И вдруг подумал – а что, если они доставили меня сюда ради каких-то исследований? Выдумали байку про ядерную войну на Земле, которая звучит не очень-то убедительно (хоть с памятью о прошлой жизни у меня уже частично стерся и опыт, но что-то все-таки осталось, какое-то чутье). Вселили гордость за мою исключительную надобность для продолжения рода людского (всего несколько сотен из семи миллиардов) – в общем-то банальная история. Каждому хочется верить, что он особенный, на этом легко сыграть. А на самом деле может оказаться, что я здесь по вине случая. Возможно, они нас выбрали наугад, и похитили для того, чтобы мы с нуля строили цивилизацию и организовывали общество. А сами будут изучать некие механизмы наших взаимодействий, человеческие пороки, что изменилось в необычных обстоятельствах, а что осталось прежним. Это вообще, если нас здесь много, а не я один.

Но как же сон из детства, они сказали, что вложили его. А может, они просто знали, что он мне приснился и использовали этот факт для убедительности своего вранья? Хотя, не похоже, чтобы они в этом врали, тогда бы и Вегу приплели, это стало бы им на руку. Скорее всего, половина – правда, половина – ложь. Сны – это от них, значит, таким способом они действительно хотели обезопасить нашу психику. Людей здесь на самом деле много, и они желают, чтобы мы благополучно прошли процесс адаптации и контактировали, как ни в чем не бывало. Возможно, под их чутким руководством, открыли в себе новые способности и строили свое будущее под наблюдением. Но ядерная война – это чушь! Люди, имеющие доступ к ядерному оружию, наверняка должны проходить психологические тесты, поэтому у них бы не получилось скрывать свою одержимость много лет. И как это им не удалось искоренить фатальные настрои у этих людей, когда они умеют заставить забыть лучшего друга или собственного сына?! Это явно притянуто за уши, а значит я прав – все мы здесь лишь ради исследований.

А вдруг тут замешаны не только эксперименты?! Что, если они затеяли двойную игру и отправили на Землю своих агентов, которые под нашим обликом будут жить там и совершать свои дела. Изучать человечество и отправлять им сюда информацию. Может, такие вещи практикуются уже давно, не одно десятилетие или даже столетие, и мы – далеко не первые люди, кто сюда попал?! Кстати, такая догадка объясняет причину – почему извлеченных забывали друзья и родственники на Земле, ведь тогда агентам не надо будет притворяться нами. Раз никто их не помнит, то некому будет заметить подмену и интересоваться их делами. Соответственно они смогут действовать более свободно, а прежние друзья и родственники никогда уже их не узнают, даже если встретят на улице.

Неожиданно передо мной возникли они! Из ниоткуда появилось несколько больших (гораздо больше человека), ярких, бесформенных сгустков света, в которых еле угадывались полупрозрачные контуры. Они висели в воздухе, их низ не касался веток-водорослей, и все это странное место озарилось ослепительным светом, так что ржавчина на куполе стала почти желтой.

В голову мне поступил импульс, но он уже не был деликатным, словно мои собственные мысли. Это было грубое вторжение, резкий голос, который сказал:

– Рекомендую быть осторожным. Только от вас зависит, какое будущее вы себе построите.               

 

Ссылки на другие произведения автора:

"О браке и спокойных водах"

Человек с тающим лицом

Акула в черном небе

Глаза Вселенной.

О высказанной мысли

О чувствах

О внешней предметной реальности

02.02.2019
Федюшин Дмитрий
14   0

Добавить комментарий

Captcha *
Ольга
09.05.2019 05:13
Захватывающее чтиво!))))
1   0
Дмитрий Федюшин
05.03.2019 16:35
Всем спасибо за отзывы!) Даже вам, Герман, ведь когда все гладко - это теряет естественность))
3   0
Маргарита
08.02.2019 05:37
Читала с удовольствием, забросила все дела, просто не могла оторваться! Жду Вашей книги)
4   0
Герман
08.02.2019 05:30
Херь! Даже дочитывать до конца не стал.
1   3
Анастасия
03.02.2019 13:23
Очень понравилось!!!! Спасибо автору :)
4   0
Алекс
02.02.2019 08:43
Интересно! Спасибо автору.
7   0
Elenafit@bk.ru
02.02.2019 06:16
История затягивает с первых строк. Начинаешь сопереживать герою, следить за его мыслями и ощущениями. Философия, могла бы быть тяжким грузом, но вам удалось этого избежать.Темы, взятые для философского анализа, актуальны для многих и дают пищу для размышлений. Временами приходилось прерывать чтение и переходить к самоанализу))) Педантично, ярко, глубоко, с художественной точностью описана деградация личности. Как и в других ваших произведениях, сюжет надламывает сознание и создаёт иллюзию лёгкого помешательства.
9   0